Наши телефоны:
Выберите город!
Не дозвонились? Закажите звонок!
Военно-правовой центр®
Специализированная юридическая фирма
по защите прав призывников и военнослужащих. Работаем с 2007 года.
Запишись сейчас на бесплатную консультацию:

Дополнения по практике за 2013 год

1. Увольнение и исключение из списков личного состава.




РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



18 декабря 2013 года город Балтийск

Балтийский гарнизонный военный суд в открытом судебном заседании в помещении суда в составе председательствующего - судьи Стасюка И.М., при секретарях судебного заседания Шаталовой А.В., и Дворянчиковой В.П., с участием заявителя Г.Д.С., его представителей Масленикова Д.С. и Сонина Е.А., представителей командира войсковой части XXXXX капитан-лейтенанта C.А.В. и старшего лейтенанта Л.В.И., представителя командующего войсками Западного военного округа капитана юстиции К.Ж.Г., а также заместителя военного прокурора Балтийского гарнизона подполковника юстиции М.К.Ю., рассмотрев гражданское дело по заявлению главного старшины в запасе Г.Д.С. на действия командира войсковой части XXXXX, а также командующего войсками Западного военного округа, связанные с досрочным увольнением заявителя с военной службы и исключением его из списков личного состава войсковой части,



установил:



Г. обратился в суд с требованиями признать незаконными действия командующего войсками Западного военного округа и командира войсковой части XXXXX, связанные с не присвоением ему воинского звания «мичман», не направлением его на военно-врачебную комиссию перед увольнением со службы, невыдачей ему вещевого имущества, увольнением его с военной службы и исключением из списков части; действия начальника филиала № 1 ФКУ «УФО МО РФ по Калининградской области», связанные с невыплатой ему денежной компенсации за перевоз личного имущества к месту службы по контракту, а также денежной компенсации за поднаем жилья; действия начальника ФКУ «Единый расчетный центр МО РФ», связанные с невыплатой ему денежной компенсации за неиспользованные выходные дни.

В ходе судебного разбирательства Г. отказался от иных заявленных им требований, кроме признания незаконными действий командира войсковой части XXXXX и командующего войсками Западного военного округа, связанных с его досрочным увольнением с военной службы и исключением его из списков личного состава войсковой части.

В обоснование этих требований Г. указал, что он условий контракта о прохождении военной службы не нарушал, однако приказом командующего войсками Западного военного округа от 30 сентября 2013 года № 235 уволен с военной службы в связи, с невыполнением условий контракта, и исключен из списков личного состава войсковой части с 15 ноября 2013 года. При этом, по утверждению заявителя, вынесение в отношении него в период службы приговора за деяние, совершенное им до поступления на военную службу по контракту, не является невыполнением условий контракта, а к дисциплинарной ответственности двумя приказами командира войсковой части XXXXX - от 15 августа 2013 года № 93 и от 27 августа 2013 года № 111, он привлечен необоснованно, в связи с чем указанные дисциплинарные взыскания также не могут свидетельствовать о нарушении им условий контракта.

В связи с указанными обстоятельствами заявитель полагает необходимым отменить оспоренный им приказ в части, его касающейся.

Представитель заявителя С. поддержал позицию своего доверителя.

Представители командира войсковой части XXXXX C. и Л., каждый в отдельности, полагали требования Г. необоснованными, поскольку сокрытие заявителем факта возбуждения в отношении него уголовного дела, привлечение его к уголовной ответственности, а также совершение им дисциплинарного проступка и грубого дисциплинарного проступка, в совокупности свидетельствовало о нарушении им условий контракта, в связи с чем тот и был уволен с военной службы.

Представитель командующего войсками Западного военного округа К. не согласилась с требованиями заявителя, поскольку приказ о его увольнении с военной службы был издан на основании представленных командованием документов, из которых видны допущенные заявителем нарушения, являющиеся существенным нарушением условий контракта о прохождении военной службы.

Заместитель военного прокурора гарнизона М. в заключении указал, что требования заявителя подлежат удовлетворению, поскольку в суде не нашел подтверждения факт сокрытия Г. сведений о возбуждении в отношении него уголовного дела, совершения им как дисциплинарного проступка, так и грубого дисциплинарного проступка, а также в связи с положительной аттестацией последнего, а вынесение в отношении Г. приговора за преступление, совершенное до поступления на военную службу по контракту, не является нарушением условий контракта.

Рассмотрев дело по существу, исследовав и оценив имеющиеся доказательства и другие материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

Согласно пп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 53-Ф3 «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

Анализ указанной нормы права свидетельствует о том, что увольнение военнослужащего по данному основанию возможно лишь в случае существенного нарушения военнослужащим должностных, специальных или общих обязанностей военнослужащего, которое может быть расценено как невыполнение этим военнослужащим условий контракта о прохождении военной службы.

Однако, исследованные в суде доказательства не свидетельствуют о наличии оснований для досрочного увольнения заявителя с военной службы в связи с невыполнением им условий контракта.

Так, из исследованных в суде копий постановлений следователя, протокола допроса и приговора суда, а также копии контракта о прохождении военной службы на имя заявителя, видно, что уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ в связи с совершением в мае 2008 года мошенничества в крупном размере было возбуждено в июне 2009 года в отношении неизвестных лиц, на военную службу по контракту Г. поступил 1 октября 2009 года, а в качестве обвиняемого по вышеуказанному уголовному делу он был привлечен лишь в феврале 2010 года.

При этом Г. пояснил, что о возбуждении в отношении него уголовного дела он узнал лишь в феврале 2010 года, когда был вызван следователем для допроса, и тогда же был привлечен в качестве обвиняемого по указанному делу, о чем он тогда же уведомил капитана 3 ранга Суглобова - командира войсковой части 49211, в которой он в то время проходил службу. Когда он был переведен в войсковую часть XXXXX, которой к тому времени командовал тот же капитан 3 ранга С., он, понимая, что командир знает о возбуждении в отношении него уголовного дела, не посчитал необходимым дополнительно информировать об этом иных командиров и начальников, при том, что ему никем из них не задавался вопрос относительно привлечения его к уголовной ответственности.

Каких-либо доказательств, опровергающих указанные заявителем сведения, в суд не представлено.

Учитывая изложенное, суд полагает установленным, что Г. не допускал нарушений условий контракта в виде сокрытия на момент поступления на службу по контракту факта возбуждения в отношении него уголовного дела, поскольку в тот момент он об этом не знал, а также не допускал он и сокрытия от командования информации о привлечении его к уголовной ответственности, поскольку докладывал об этом командованию.

В то же время, признание Г. приговором суда виновным в совершении вышеуказанного преступления, также не свидетельствует о невыполнении им условий контракта, поскольку деяние, за которое он привлечен к указанной ответственности, было совершено им до поступления на военную службу по контракту, а вынесение указанного приговора само по себе не является действием, свидетельствующим о нарушении заявителем условий контракта о прохождении военной службы.



Вместе с тем, и при наличии приказов командира войсковой части XXXXX о привлечении Г. к дисциплинарной ответственности оснований для признания его нарушившим условия контракта не имеется.

Так, из копии материалов административного расследования от 15 августа 2013 года, а также выписки из приказа командира войсковой части XXXXX от 15 августа 2013 года № 93, видно, что указанный командир, признав Г. виновным в совершении грубого дисциплинарного проступка - отсутствии военнослужащего 13 августа 2013 год, на службе более четырех часов подряд без уважительных причин, объявил тому строгий выговор.

Однако, заявитель в суде пояснил, что 13 августа 2013 года он с разрешения ВрИО командира корабля Н. совместно с Д. убыл с корабля для оказания содействия последнему при разрешении личных вопросов, однако срок прибытия после этого на службу ему не был установлен. После 16 часов тех же суток, привезя Д. к месту службы, он сам на корабль не пошел, поскольку не состоял там на котловом довольствии, в связи с чем вынужден был самостоятельно питаться за пределами войсковой части. После этого он отправился домой ввиду окончания рабочего дня, и к месту службы явился к условленному времени утром следующего дня.

Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями допрошенного в суде свидетеля Д., поводов для недоверия показаниям которого в суд не представлено.

Кроме того, на основании исследованной в судебном заседании выписки из приказа командующего войсками Западного военного округа от 28 июня 2013 года № 121, а также показании свидетеля Н. - старшего помощника командира войсковой части XXXXX, в суде установлено, что Г. с 28 июня 2013 года зачислен в распоряжение командира войсковой части YYYYY, с указанного времени снят с котлового довольствия войсковой части XXXXX, и после этого по день увольнения со службы на котловое довольствие в войсковой части XXXXX не был поставлен при том, что был откомандирован в указанную войсковую часть с июля 2013 года.

Учитывая указанные обстоятельства, суд полагает, что Г., не состоящий котловом довольствии в войсковой части XXXXX, был вправе не явиться в указанную войсковую часть незамедлительно после оказания содействия Д. в 15 часов 13 августа 2013 года, поскольку ему необходимо было не менее, чем в течение одного часа, самостоятельно организовать свое питание вне пределов войсковой части XXXXX. Вместе с тем, требование командования войсковой части XXXXX о необходимости пребывания Г. в тот же день в указанной войсковой части сверх установленного рабочего времени - после 18 часов, не может быть признано обоснованным, поскольку, как указано выше, он списках и на котловом довольствии в этой войсковой части не состоял, его питание в этой войсковой части надлежащим образом не было организовано, в связи с чем заявитель обоснованно полагал, что для самостоятельного обеспечения себя питанием в вечернее время 13 августа 2013 года и в утреннее время 14 августа 2013 года он вправе был убыть 13 августа 2013 года к месту своего жительства - в г. Балтийск, и явиться к месту дислокации войсковой части в г. Калининграде лишь утром следующего дня.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что после возвращения Г. с Д. к месту службы около 16 часов 13 августа 2013 года командование войсковой части XXXXX вправе было рассчитывать на пребывание Г. в тот день на службе в течение одного часа - с 17 до 18 часов 13 августа 2013 года, в связи с чем привлечение заявителя к дисциплинарной ответственности за грубый дисциплинарный проступок - отсутствие на службе без уважительных причин именно более четырех часов подряд, является необоснованным.



Также, несмотря на издание приказа командира войсковой части XXXXX от 27 августа 2013 года № 111 о привлечении Г. к дисциплинарной ответственности за отсутствие на службе 26 августа 2013 года без уважительных причин около двух часов, в суд не представлено убедительных доказательств совершения заявителем указанного дисциплинарного проступка.

Так, согласно копии акта от 27 августа 2013 года административным расследованием было установлено, что Г. 26 августа 2013 года к установленному времени 7 часам 20 минутам на службу не прибыл, и явился на службу лишь в 9 часов 20 минут, т.е. без уважительных причин около двух часов отсутствовал на службе.

Однако, допрошенные в судебном заседаний свидетели Д., С. и П., каждый в отдельности, указали, что Г. в указанную дату не опоздал на службу, что они подтвердили, поставив свои подписи в рапорте заявителя.

Вышеизложенное, в своей совокупности, свидетельствует об отсутствии законных оснований для увольнения Г. с военной службы в связи с невыполнением условий контракта.



Вместе с тем, суд полагает установленным и наличие нарушений в проведении в отношении Г. аттестации перед увольнением с военной службы.

Так, из аттестационного листа на имя заявителя видно, что его непосредственный командир, указав в отзыве на Г. о привлечении того к уголовной ответственности приговором суда от 28 июня 2013 года, а также положительно охарактеризовав Г. по службе, предложил уволить того с военной службы в связи с невыполнением условий контракта. После этого аттестационная комиссия войсковой части XXXXX, указав на не соответствие Г. занимаемой должности, посчитала целесообразным уволить его с военной службы в связи с невыполнением условий контракта.

Однако, допрошенный в суде свидетель Ш. - член аттестационной комиссии войсковой части XXXXX, а также свидетель Н., представлявший Г. на аттестационной комиссии 26 августа 2013 года, каждый в отдельности, в суде показали, что нарушений условий контракта Г. не допускал, и комиссия признала, что он соответствует занимаемой должности, в то же время, лишь в связи с приговором суда в отношении последнего, а не в связи с невыполнением им условий контракта, указанной комиссией по итогам аттестации заявителя было принято решение о необходимости уволить его со службы.

Указанные показания свидетельствуют о несоответствии фактических выводов указанной аттестационной комиссии тем выводам, которые отражены в аттестационном листе на имя Г.

При этом суд также учитывает и положительную характеристику по службе, данную Г. свидетелем Ш., являвшимся начальником заявителя до увольнения того со службы.

Учитывая вышеуказанные обстоятельства суд полагает требования Г. обоснованными и подлежащими удовлетворению.

В соответствии со статьей 98 ГПК РФ заявитель в связи с удовлетворением его требований имеет право на возмещение внесенной по данному делу государственной пошлины.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 194, 196, 198, 258 ГПК РФ, военный суд,



решил:



удовлетворить заявление Г.Д.С. на действия командира войсковой части XXXXX и командующего войсками Западного военного округа, связанные с досрочным увольнением заявителя с военной службы и исключением его из списков личного состава войсковой части.

Признать незаконным приказ командующего войсками Западного военного округа от 30 сентября 2013 года № 235 в части, касающейся досрочного увольнения Г.Д.С. с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, а также в части исключения его из списков личного состава части.

Обязать командующего войсками Западного военного округа отменить приказ от 30 сентября 2013 года № 235 в части, касающейся досрочного увольнения Г.Д.С. с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, а также в части исключения его из списков личного состава части, обеспечить его всеми положенными видами довольствия за период незаконного увольнения и исключения из списков части.

Взыскать с ФКУ «Единый расчетный центр МО РФ» в пользу Г.Д.С. судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 200 (двести) рублей.

Решение может быть обжаловано или опротестовано в Балтийский флотский военный суд через Балтийский гарнизонный военный суд в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.


РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



18 сентября 2013 года город Балтийск



Балтийский гарнизонный военный суд в составе председательствующего - судьи Стасюка И.М., при секретаре судебного заседания Вербицкой А.А., с участием заявителя К. Д. Н., его представителя Поляковой В. Ю., представителя командира войсковой части XXXXX Скрипки К.В., а также помощника военного прокурора Балтийского гарнизона лейтенанта юстиции М. Д. С., в открытом судебном заседании в помещении суда рассмотрев гражданское дело по заявлению бывшего военнослужащего войсковой части XXXXX подполковника запаса К. Д.Н. на действия командующего войсками Западного военного округа и командира войсковой части XXXXX, связанные с исключением заявителя из списков воинской части,



установил:



Колпащиков обратился в суд с требованием признать незаконными действия командира войсковой части XXXXX, связанные с изданием приказа от 11 марта 2013 года № 49 в части предоставления ему отпуска за 2013 год, а также действия командующего войсками Западного военного округа, связанные с изданием приказа от 26 июня 2013 года № 118 в части, касающейся исключения его из списков войсковой части без предоставления основного отпуска за 2013 год.

В обоснование заявленных требований К. указал, что 7 марта 2013 года до него было доведено требование командующего Балтийским флотом о необходимости направления с 11 марта 2013 года всех военнослужащих, находящихся в распоряжении должностного лица, в основной отпуск за 2013 год. В тот же день он подал на имя командира войсковой части XXXXX рапорты о том, что не может убыть в указанный отпуск, а также просил предоставить ему этот отпуск с 25 июля 2013 года. На основании приказа командира войсковой части XXXXX от 11 марта 2013 года № 49 он полагался убывшим с 9 марта 2013 года в основной отпуск за 2013 год сроком на 49 суток с выездом в г. Севастополь, однако об этом ему стало известно лишь 15 июля 2013 года. Учитывая указанные обстоятельства, поскольку очередной отпуск за 2013 год им не был использован, заявитель полагает необходимым отменить указанный приказ командира войсковой части XXXXX и приказ командующего Западного военного округа от 26 июня 2013 года № 118, которым он исключен из списков личного состава войсковой части с 15 июля 2013 года без предоставления указанного отпуска, а также восстановить его в списках личного состава войсковой части и обеспечить всеми полагающимися видами довольствия и обеспечения.

Представитель заявителя П., поддержав позицию своего доверителя, обратила внимание суда на то, что подтверждением не предоставления К. очередного отпуска является то, что отпускной билет ему не вручен и инструктаж перед отпуском с ним не проведен, несмотря на предоставление отпуска с местом проведения за пределами Российской Федерации.

Представитель командира войсковой части XXXXX С. с требованиями заявителя не согласилась и указала, что заявитель 7 марта 2013 года был уведомлен, что будет направлен в отпуск за 2013 год с 11 марта 2013 года, что подтверждается его рапортом от 7 марта 2013 года, а также показаниями свидетеля Р. При этом, нахождение его супруги в отпуске по уходу за ребенком и обучение старшей дочери в школе, а также его планирование отпуска на июль 2013 года, не является для командира войсковой части XXXXX основанием для предоставления К. основного отпуска за 2013 год именно в июле, а не в марте-апреле 2013 года, как указано в оспоренном заявителем приказе. Вместе с тем, отпуск заявителя графиком отпусков не предусмотрен, поскольку для военнослужащих, состоящих в распоряжении командира войсковой части XXXXX, такой график в войсковой части XXXXX не составляется, а отпускной билет К. в период отпуска не имел, поскольку сам не являлся на службу и не обращался за отпускным билетом. Также С. пояснила, что в период предоставленного ему отпуска К. на службу не прибывал, обязанности военной службы не исполнял и проводил время по собственному усмотрению. Кроме того, изначально представитель командира войсковой части XXXXX утверждала, что в судебном заседании по административному делу в отношении К., проводившемуся в период нахождения заявителя в отпуске, тот не участвовал в судебном разбирательстве, мотивируя это своим нахождением в отпуске, однако после проверки указанного обстоятельства С. сообщила о необоснованности указанного своего утверждения.

Представитель командующего войсками Западного военного округа Г., в письменных возражениях требования заявителя не признал и просил отказать тому в удовлетворении заявленных требований.

Исследовав и оценив имеющиеся доказательства и другие материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии п.п. «г» п. 2 и п. 3 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года № 1237, военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, основной отпуск предоставляется ежегодно на основании приказа командира воинской части. Военнослужащим, общая продолжительность военной службы которых в льготном исчислении составляет 20 лет и более, указанный отпуск предоставляется в количестве 45 суток. Продолжительность основного отпуска в год увольнения с военной службы исчисляется путем деления продолжительности основного отпуска, установленной военнослужащему, на 12 и умножения полученного количества суток на количество полных месяцев военной службы, прошедших от начала календарного года до предполагаемого дня исключения его из списков личного состава воинской части. Округление количества неполных суток и месяцев производится в сторону увеличения. В случае, когда невозможно своевременное увольнение военнослужащего с военной службы (исключение из списков личного состава воинской части), на день его увольнения производится расчет недоиспользованного времени основного отпуска с предоставлением его военнослужащему. В таком же порядке исчисляется продолжительность основного отпуска военнослужащего при досрочном (до истечения срока контракта) увольнении, если отпуск не использован ранее в соответствии с планом отпусков.

Согласно п. 243 Временной инструкции по делопроизводству в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Министерством обороны РФ 19 августа 2009 года N 205/2/588, военнослужащим при убытии в отпуск за пределы гарнизона выдается отпускной билет.

В суде были исследованы копии рапортов К. от 7 марта 2013 года, а также выписки из приказа командира войсковой части XXXXX от 11 марта 2013 года № 49 и приказа командующего войсками Западного военного округа от 26 июня 2013 года № 118, а также допрошены свидетели Р., Ш. и Ф.

На основании указанных доказательств, пояснений сторон и показаний указанных свидетелей, в суде установлено следующее.

7 марта 2013 года на рабочем совещании командир войсковой части XXXXX довел до военнослужащих, состоящих в его распоряжении, что во исполнение требований командующего Балтийским флотом они с 11 марта 2013 года будут направляться в отпуск за 2013 год. В тот же день К. подал командиру войсковой части XXXXX рапорты, которыми доложил, что до него указанное требование доведено, однако он не может уйти в отпуск в указанный срок, а также просил предоставить ему указанный отпуск с 25 июля 2013 года с выездом в г. Севастополь. Вышеуказанным приказом командира войсковой части XXXXX К. полагается убывшим в основной отпуск за 2013 год сроком на 49 суток с 11 марта по 28 апреля 2013 года с выездом в г. Севастополь. Однако, до заявителя не было доведено об издании указанного приказа, на какой срок ему предоставлен отпуск, когда ему надлежит прибыть из отпуска, а также ему не был выдан отпускной билет. Вместе с тем, К. и после 11 марта 2013 года продолжал прибывать на службу, и до 20-х чисел марта 2013 года оказывал содействие заместителям командиров батальонов Ш. и Ф. осуществлять с личным составом, направляемым на парад в г. Москву, мероприятия по изучению личного состава, его тестированию, а также составлению необходимой документации в связи с этим. Указанную деятельность заявитель осуществлял по собственной инициативе, поскольку имел многолетний опыт участия в парадах, и, как бывший заместитель командира войсковой части XXXXX по работе с личным составом, имел большой опыт морально-психологического обеспечения подготовки личного состава парадного расчета.

Оспоренным заявителем приказом от 26 июня 2013 года №118 командующий войсками Западного военного округа исключил К., имеющего выслугу более 20 лет, из списков личного состава войсковой части с 15 июля 2013 года.

Учитывая вышеизложенное, поскольку в суде установлено, что К. в связи с изданием приказа о предоставлении ему основного отпуска за 2013 год на период с 11 марта по 28 апреля 2013 года не был выдан отпускной билет, до него не было доведено об издании указанного приказа, не уведомлен он о сроке предоставленного ему отпуска и сроке прибытия из отпуска, а в указанный период он исполнял обязанности военной службы, то суд полагает, что заявителем не был использован основной отпуск за 2013 год, в связи с чем дату его исключения из списков части надлежит изменить с учетом предоставления ему указанного отпуска с 16 июля 2013 года.

При этом доводы представителя командира войсковой части XXXXX С. о доведении до К. еще 7 марта 2013 года сведений о его направлении того в отпуск с 11 марта 2013 года суд полагает необоснованными, поскольку в суде установлено, что 7 марта 2013 года К. был уведомлен лишь о намерении командования предоставить ему отпуск с 11 марта 2013 года, однако сам приказ от 11 марта 2013 года об отпуске до него не доведен и не мог быть доведен 7 марта 2013 года - до издания этого приказа.

В то же время, поскольку полагающийся заявителю основной отпуск за 2013 год, с учетом его увеличения на 4 суток для проезда к месту проведения отпуска в г. Севастополь, а также с учетом его выслуги лет и требований п. 3 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, должен составлять 34 суток и должен быть предоставлен в период с 16 июля по 18 августа 2013 года, то дату исключения заявителя из списков части надлежит изменить на 19 августа 2013 года - день, следующий за последним днем указанного отпуска.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ заявитель в связи с частичным удовлетворением требований имеет право на возмещение внесенной по данному делу государственной пошлины пропорционально размеру удовлетворенных судом требований.

Руководствуясь статьями 197, 198, 199 и 258 ГПК РФ, военный суд



решил:



заявление К. Д. Н. на действия командующего войсками Западного военного округа и командира войсковой части XXXXX удовлетворить частично.

Признать незаконными действия командира войсковой части XXXXX, связанные с изданием приказа от 11 марта 2013 года № 49 в части, касающейся предоставления К. Д.Н. очередного отпуска за 2013 год в период с 9 марта по 28 апреля 2013 года.

Обязать командира войсковой части XXXXX отменить приказ от 11 марта 2013 года № 49 в части, касающейся предоставления К. Д.Н. очередного отпуска за 2013 год с 9 марта по 28 апреля 2013 года.

Признать незаконными действия командующего войсками Западного военного округа, связанные с изданием приказа от 26 июня 2013 года № 118 в части, касающейся исключения К. Д.Н. из списков личного состава войсковой части с 15 июля 2013 года без предоставления заявителю очередного отпуска за 2013 год.

Обязать командующего войсками Западного военного округа внести изменения в приказ от 26 июня 2013 года № 118:

- предоставить К. Д.Н. отпуск за 2013 год сроком на 34 суток с 16 июля по 18 августа 2013 года с учетом проезда к месту проведения отпуска и обратно,

- изменить дату исключения К. Д.Н. из списков личного состава войсковой части на 19 августа 2013 года, обеспечив его всеми положенными видами довольствия за период необоснованного исключения из списков части.

Взыскать с Министерства обороны РФ через ФКУ «Единый расчетный центр МО РФ» в пользу К. Д. Н. судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 100 (сто) рублей.

В удовлетворении остальных требований К. Д.Н. отказать.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в Балтийский флотский военный суд через Балтийский гарнизонный военный суд в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.


РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



26 ноября 2013 года г. Балтийск



Балтийский гарнизонный военный суд в открытом судебном заседании в помещении суда в составе: председательствующего ШАБАЛИНА A.M., при секретаре ДВОРЯНЧИКОВОЙ В.П., с участием заявителя и его представителя, рассмотрев гражданское дело по заявлению лейтенанта С. В. Е. на действия руководителя ФКУ «Единый расчетный центр МО РФ», связанные с невыплатой денежных средств,



УСТАНОВИЛ:



В судебном заседании с учетом уточненных требований С. просит суд обязать руководителя ФКУ «ЕРЦ МО РФ» выплатить ему перерасчет денежного довольствия за период с 19 марта по 30 сентября 2013 года с учетом дополнительных надбавок.

В обоснование своих требований заявитель пояснил, что решением Балтийского гарнизонного военного суда от 26 апреля 2013 года приказ Министра обороны РФ от 4 марта 2013 года о досрочном увольнении его с военной службы был отменен, а приказом того же должностного лица от 17 сентября 2013 года № 749 он был восстановлен на военной службе в прежней должности.

При этом за период необоснованного увольнения его с военной службы ФКУ «ЕРЦ МО РФ» 30 сентября 2013 года было выплачено ему денежное довольствие в меньшем, чем полагается размере, т.к. не были выплачены дополнительные надбавки.

Представитель заявителя Маслеников Д.Ю. поддержал требования своего доверителя.

Представитель должностного лица по доверенности Б. О.В. в своих возражениях на заявление С., не соглашаясь с его требованиями, просила дело рассмотреть в ее отсутствие.

Рассмотрев дело по существу, заслушав объяснения заявителя, исследовав и оценив имеющиеся доказательства и другие материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

В соответствие с решением Балтийского гарнизонного военного суда от 26 апреля 2013 года на Министра обороны РФ была возложена обязанность по отмене приказа от 4 марта 2013 года № 189 в части досрочного увольнения С. с военной службы и исключения из списков личного состава части, а также по восстановлению его на военной службе в прежней воинской должности.

Согласно приказу Министра обороны РФ от 17 сентября 2013 года № 749 во исполнение вышеуказанного решения суда заявитель был восстановлен в прежней воинской должности командира боевой части радиотехнической и связи МРК «Гейзер» войсковой части 20963, а также он подлежит обеспечению за период необоснованного увольнения и исключения из списков личного состава части всеми положенными видами довольствия.

Из положений ч. 2. ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» следует, что в случае необоснованного увольнения с военной службы военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, причиненные им в связи с этим убытки подлежат возмещению в полном объеме. Указанные военнослужащие восстанавливаются на военной службе в прежней (а с их согласия - равной или не ниже) должности и обеспечиваются всеми видами довольствия, е недополученного после необоснованного увольнения.

Частью 2 статьи 2 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» предусмотрено, что денежное довольствие военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, состоит из месячного оклада в соответствие с занимаемой должностью и месячного оклада в соответствие с присвоенным воинским званием, которые составляют оклад месячного денежного содержания, и из ежемесячных и иных дополнительных выплат.

Как усматривается из сообщения ФКУ «ЕРЦ МО РФ» от 20 ноября 2013 года, денежное довольствие, выплаченное С. по 19 марта 2013 года состояло из окладов по воинской должности и по воинскому званию, процентной надбавки за выслугу лет (15%), ежемесячной надбавки за особые условия службы (70%), ежемесячной премии за добросовестное и эффективное исполнение должностных обязанностей, ежемесячной надбавки за работу со сведениями, составляющими гостайну (20%), надбавки за классную квалификацию (5%).

Кроме того, 30 сентября 2013 года финансовым органом в банк С. было перечислено денежное довольствие за период с 19 марта по 30 сентября 2013 года, т.е. с момента исключения его из списков личного состава части, состоящее из окладов по воинской должности и воинскому званию, а также процентной надбавки за выслугу лет.

Между тем это противоречит приведенной выше норме Федерального закона «О статусе военнослужащих», поскольку те ежемесячные надбавки, которые выплачивались заявителю до увольнения его с военной службы, которое, в свою очередь судом было признано незаконным, ему по день восстановления на военной службе выплачены не были.

Таким образом, приведенные в решении нормы законодательства и установленные в судебном заседании обстоятельства позволяют суду прийти к выводу, что заявление С. В.Е. подлежит удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194, 196, 198, 258 ГПК РФ, военный суд,



РЕШИЛ:



Заявление лейтенанта С. В. Е. удовлетворить.

Обязать руководителя ФКУ «ЕРЦ МО РФ» произвести перерасчет и выплатить С. В.Е. за период с 19 марта по 30 сентября 2013 года денежное довольствие с учетом ежемесячных дополнительных надбавок, а именно: ежемесячной надбавки за особые условия службы (70%), ежемесячной премии за добросовестное и эффективное исполнение должностных обязанностей, ежемесячной надбавки за работу со сведениями, составляющими гостайну (20%), надбавки за классную квалификацию (5%).

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Балтийский флотский военный суд через Балтийский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

2. Моральный вред

Решение

Именем Российской Федерации



16 декабря 2013 года г. Краснознаменск

Краснознаменский районный суд Калининградской области в составе:

председательствующего судьи О.С. Бондаренко,

при секретаре А.В. Гладышевой,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску М. О. В., действующей в интересах несовершеннолетних М. П. А., М. С. А. к ЗАО «МАКС» о взыскании страховой Суммы, штрафа за просрочку выплаты,

установил:



М. О.В., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетних М. П.А. 04 июля 2009 года рождения, М. С.А. 23 марта 2011 года рождения, обратилась в суд с иском о взыскании с ЗАО «МАКС» в ее пользу и пользу несовершеннолетних детей суммы страхового возмещения и штрафа за просрочку выплаты суммы страхового возмещения указав, что является вдовой гвардии матроса запаса М. А. Н., который проходил военную службу по призыву в войсковой части XXXXX с 16 июля 2010 года по 07 июля 2011 года в должности стрелка помощника гранатометчика. На основании акта освидетельствования в федеральном государственном учреждении медико-социальной экспертизы № 229 от 08 февраля 2012 года М. А.Н. присвоена третья группа инвалидности по причине общего заболевания, о чем выдана справка серии МСЭ-2011 № 2990004. При обращении в адрес председателя ВВК ФГУ 1409 ВМКГ с заявление об определении причинно-следственной связи между имеющимся у него заболеванием - плоскоклеточный рак боковой поверхности языка с военной службой, 22 июня 2013 года ему было выдано заключение военно-врачебной комиссии о получении названного заболевания в период военной службы. Кроме того, на основании акта освидетельствования в ФГУ медико-социальной экспертизы от 26 сентября 2012 года № 1151 М. А.Н. была присвоена первая группа инвалидности по причине общего заболевания, о чем выдана справка серии МСЭ-2012 № 1598893, 10 октября 2012 года на основании акта освидетельствования в ФГУ медико-социальной экспертизы № 1944 М. А.Н. была присвоена первая группа инвалидности по причине заболевания, полученного в период военной службы, о чем выдана справка серии МСЭ-2012 № 1607565. 30 октября 2012 года М. А.Н. умер по причине раковой интоксикации - рак языка. Просила взыскать с ЗАО «МАКС» в ее пользу, и пользу несовершеннолетних детей страховое возмещение в сумме 500 000 рублей и штраф в сумме 360 000 рублей.

Как следует из возражений представителя ответчика ЗАО «МАКС» Б. М.А., действующего по доверенности, с заявленными исковыми требованиями не согласен, считает их незаконными и не подлежащими удовлетворению. Ссылаясь на нормы ГК РФ и Федеральный закон от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих...» указал, что не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим кодексом и другими законами». Таким образом, по наследству нельзя передать права и обязанности, которые неразрывно связаны с личностью наследодателя. Следовательно, соответствующие обязанности и права в состав наследственной массы не включаются, так как они со смертью наследодателя прекратились, и право на получение страховой выплаты возникает при обращении застрахованного лица. Кроме того, штраф в данном случае взыскан быть не может.

В судебном заседании истец М. О.В., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетних детей М. П.А., и М. С.А. и ее представитель Маслеников Д.Ю., уточнили заявленные исковые требования, просили взыскать с ЗАО «МАКС» в пользу истца и ее несовершеннолетних детей страховое возмещение на основании Постановления Правительства РФ от 12 апреля 2012 года № 333, с учетом индексации с применением коэффициента 1,055 в сумме 527 500 рублей и штраф за 136 дней необоснованной задержки выплаты страховой суммы с 21 мая 2013 года по 16 декабря 2013 года в сумме 717 400 рублей.

Представитель ответчика ЗАО «МАКС» Б. М.А., действующий по доверенности в судебном заседании заявленные истцом исковые требования, с учетом уточнения не признал, указал, что в случае разрешения спора о страховых выплатах в судебном порядке штраф может быть начислен только с момента неисполнения ответчиком вступившего в законную силу решения суда о назначении страхового возмещения. Просил в заявленных исковых требованиях отказать.

Суд, выслушав объяснения истца, представителя истца, представителя ответчика приходит к следующему.

В судебном заседании установлено, что М. А.Н. проходил службу в войсковой части № XXXXX, в должности стрелка - помощника гранатометчика 1 отделения 2 взвода морской пехоты.

Как следует из военного билета АО 0002143 М. А.Н., 14 января 1985 года рождения 07 июля 2010 года убыл к месту прохождения военной службы из военного комиссариата Калининградской области, 07 июля 2011 года на основании Приказа МО РФ № 404 от 31 мая 2011 года уволен с военной службы и направлен в ВК Краснознаменского района Калининградской области.

Как следует из архивной справки выданной ФГКУ Архивным отделом Центрального архива на Балтийском флоте г. Калининграда, приказом командира войсковой части от 04 мая 2011 года № 82 М. А.Н. исключен из списков личного состава части, всех видов обеспечения с 07 июля 2011 года, как выслуживший установленный Федеральным законом Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе» срок военной службы и направлен на воинский учет в ВК Краснознаменского района Калининградской области. Снят с котелкового довольствия войсковой части с 07 июля 2011 года, с денежного довольствия с 01 августа 2011 года. Основание: ф.912, оп. 35217, д.7, л.291, 295, 297.

На основании акта освидетельствования в Федеральном государственном учреждении медико-социальной экспертизы № 229 от 08 февраля 2012 года М. А.Н. установлена инвалидность третьей группы, причиной которой указано - общее заболевание, о чем выдана справка МСЭ-2011 № 2990004.

В заключении военно-врачебной комиссии ФГУ «1409 ВМКГ» г. Калининграда от 22 июня 2012 года указано, что Рак левой половины языка стадия (TINXMO), по поводу которого М. А.Н., 1985 года рождения лечился стационарно в МНИОИ им. П.А. Герцена с 11.01.2012 года по 31.01.2012 года - получено в период военной службы. Основание: Протокол заседания ВВК ФГУ «1409 ВМКГ» № 162 от 22 июня 2012 года.

Согласно акту освидетельствования в Федеральном государственном учреждении медико-социальной экспертизы № 1151 от 26 сентября 2012 года М. А.Н. установлена инвалидность первой группы (повторно), причиной которой указано - общее заболевание, о чем выдана справка МСЭ- 2012 № 1598893.

На основании акта освидетельствования в Федеральном государственном учреждении медико-социальной экспертизы № 1944 от 10 октября 2012 года М. А.Н. установлена инвалидность первой группы (повторно), в связи с заболеванием, полученным в период военной службы, дата очередного освидетельствования 24 сентября 2014 года.

Как видно из материалов дела М. А. Н., 14 января 1985 года рождения умер 30 октября 2012 года, что подтверждается соответствующим свидетельством серии I-PE № 741430 от 30 октября 2012 года.

Согласно медицинскому свидетельству о смерти № 110 серии 27 № 050785 от 30 октября 2013 года М. А.Н. умер 30 октября 2013 года в стационаре ГБУЗ КО «Краснознаменская ЦРБ - от заболевания - раковой интоксикации - Рак языка 4 клинической группы 4 стадии.

В соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 969 Гражданского кодекса РФ в целях обеспечения социальных интересов граждан и интересов государства законом может быть установлено обязательное государственное страхование жизни, здоровья и имущества государственных служащих определённых категорий.

В силу абзаца второго пункта 1 статьи 969 Гражданского кодекса РФ обязательное государственное страхование осуществляется за счёт средств, выделенных на эти цели из соответствующего бюджета министерствам и иным федеральным органам исполнительной власти (страхователям).

Согласно пункту 2 статьи 969 Гражданского кодекса РФ обязательное государственное страхование осуществляется непосредственно на основании законов и иных правовых актов о таком, страховании указанными в этих актах государственными страховыми или иными государственными организациями (страховщиками) либо на основании договоров страхования, заключаемых в соответствии с этими актами страховщиками и страхователями.

Пунктом 2 статьи 927 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что в случаях, когда законом на указанных в нём лиц возлагается обязанность страховать в качестве страхователей жизнь и здоровье других лиц за свой счёт или за счёт заинтересованных лиц (обязательное страхование), страхование осуществляется путём заключения договоров в соответствии с правилами главы 48 "Страхование" Гражданского кодекса РФ.

Как следует из пункта 3 статьи 927 и абзаца второго пункта 1 статьи 935 Гражданского кодекса РФ, законом могут быть предусмотрены случаи обязательного страхования указанными в нём лицами жизни и здоровья определённых в законе граждан на случай причинения вреда их жизни и здоровью за счёт средств, предоставленных из соответствующего бюджета (обязательное государственное страхование).

Объекты, подлежащие обязательному страхованию, и минимальные размеры страховых сумм определяются законом (пункт 3 статьи 936 Гражданского кодекса РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 18 Федерального закона от 27.05.1998 №- 76-ФЗ "О статусе военнослужащих» военнослужащие подлежат обязательному государственному личному страхованию за счёт средств федерального бюджета. Основания, условия и порядок обязательного государственного личного страхования указанных военнослужащих и граждан устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 1 Федерального закона 28.03.1998 №-52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» жизнь и здоровье военнослужащих являются объектами обязательного государственного страхования.

В силу пункта 2 статьи 1 Федерального закона № 52-ФЗ жизнь и здоровье военнослужащих подлежат обязательному государственному страхованию со дня начала военной службы. При наступлении страховых случаев, предусмотренных абзацем третьим статьи 4 настоящего Федерального, закона, военнослужащие считаются застрахованными в течение одного года после окончания военной службы, если инвалидность наступила вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, имевших место в период прохождения военной службы.

Пунктом 1 статьи 936 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что обязательное страхование осуществляется путём заключения договора страхования лицом, на которое возложена обязанность такого страхования (страхователем), со страховщиком.

Как установлено судом 18 февраля 2010 года в городе Москве между Министерством обороны Российской Федерации как страхователем, с одной стороны, и ЗАО «МАКС» как страховщиком, с другой стороны, был заключён государственный контракт № 182/3/2/105 на оказание в 2010 году услуг по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации и, граждан, призванных на военные сборы.

31 декабря 2010 года между указанными сторонами заключен государственный контракт № 182/3/1/965 на оказание в 2011 году услуг по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации и, граждан, призванных на военные сборы.

Как следует из пункта 1.3 вышеназванных государственных контрактов застрахованными лицами являются лица, определённые в соответствии с частью 1 статьи 18 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и Указом Президента РФ от 01.01.2008 № 1 «О штатной численности Вооружённых Сил Российской Федерации».

Согласно пункту 3.1 указанных государственных контрактов страховые случаи устанавливаются в соответствии со, статьёй 4 Закона об обязательном страховании жизни и здоровья военнослужащих.

В силу абзаца третьего статьи 4 Федерального закона № 52-ФЗ страховым случаем при осуществлении обязательного государственного страхования является установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы либо до истечения одного года после увольнения с военной службы вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы.

В соответствии с пунктом 10.1 вышеназванных государственных контрактов они действуют с 01 января 2010 года по 31 декабря 2010 года и с 01 января 2011 года по 31 декабря 2011 года включительно.

Системный анализ приведённых выше норм материального права и условий Государственных контрактов 18 февраля 2010 года и от 31 декабря 2010 года позволяет суду сделать вывод о том, что М. А.Н. является застрахованным лицом в рамках государственных и его семья имеет право на получение от ЗАО «МАКС» страховой суммы ввиду наступления страхового случая - установления инвалидности вследствие заболевания, полученного в период военной службы.

На период увольнения истца пунктом 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» было предусмотрено право на выплату единовременной страховой суммы как инвалиду третьей группы в размере 25 окладов денежного содержания. Данная норма Закона действовала до 1 января 2012 года, поскольку Федеральным законом от 8 ноября 2011 года № 309-ФЗ были внесены изменения, в соответствии с которыми с 1 января 2012 года размеры страховых сумм установлены в твердой денежной сумме в зависимости от группы инвалидности. Так, согласно новой редакции пункта 2 статьи 5 инвалиду третьей группы предусмотрена выплата страховой суммы в размере 500000 рублей.

Из материалов дела следует, что 21 февраля 2009 года заключен брак между М. А. Н., 14 января 1985 года рождения и М. О. В., 27 августа 1985 года рождения, после заключения брака присвоены фамилии: мужу - М., жене - М., что подтверждено соответствующим свидетельством серии I-PE № 584119 выданным Межрайонным отделом ЗАГС № 1 (Дворец бракосочетаний) управления ЗАГС администрации городского округа «город Калининград». Аналогичные сведения о регистрации брака содержатся в паспорте истца.

Согласно свидетельств о рождении серии I-PE № 671558 от 28 июля 2009 года и серии I-PE № 698212 выданных на имя М. П. А., 04 июля 2009 года рождении, и М. С. А., их отцом является М. А.Н., матерью М. О.В.

01 апреля 2012 года супруга М. А.Н. - М. О.В., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетних детей М. П.А., М. С.А. обратилась к начальнику отдела военного комиссариата Калининградской области по городам Гусев, Краснознаменск, Нестеров, Гусевскому, Краснознаменскому и Нестеровскому районам с заявлением и приложенным к нему документам для решении вопроса о выплате страховой суммы и направлении данного заявления и документов в соответствующую страховую компанию.

Как следует из ответа начальника отдела военного комиссариата Калининградской области по городам Гусев, Краснознаменск, Нестеров, Гусевскому, Краснознаменскому и Нестеровскому районам от 16 апреля 2013 года ссылаясь на ст.ст. 4, 5 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих,...» в связи с тем, что инвалидность установлена в связи с заболеванием в период военной службы после истечения одного года со дня увольнения с военной службы, оснований для направления документов в страховую компанию для принятия решения о выплате страховых сумм нет. Указав, что сами застрахованные или выгодоприобретатели имеют право представить в страховую организацию документы, необходимые для принятия решения о выплате страховой суммы, в ЗАО «МАКС».

В связи с вышеназванным ответом начальника военного комиссариата Калининградской области М. О.В. 29 апреля 2013 года через управление специальной связи направила заявление и копии необходимых документов в ЗАО «МАКС», для решения вопроса о выплате страховой суммы, 06 мая 2013 года данное заявлении и документы были получены ответчиком. Однако, вплоть до 01 августа 2013 года, т.е. момента написания вышеназванного искового заявления ответа не последовало.

Из ответа ЗАО «МАКС» от 31 мая 2013 года № А-20-14/6126, направленного М. О.В. 29 июля 2013 года и полученного адресатом 03 августа 2013 года следует, что организации страхователя обязаны сообщать по запросу страховщика сведения о наступлении страховых случаев и направлять ему необходимые сведения об обстоятельствах наступления этих случаев (если страховой случай имел место). В данном случае, страхователем является Минобороны России. Ссылаясь на п. 2 ст. 1 вышеназванного Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ указал, что в связи с тем, что муж (М. А.Н.) был застрахован на случай наступления событий, предусмотренных абз. 2 и 3 ст. 4 Федерального закона № 52-ФЗ, в течение одного года после окончания военной службы указанным министерством, организации страхователя о наступлении страхового случая у М. А.Н. не сообщали, документы для решения вопроса о выплате страховой суммы матросу М. А.Н., оформленные воинской частью или военным комиссариатом в соответствии с п. 16 Инструкции в адрес ЗАО «МАКС» не поступали. В связи с несоответствием документов Перечню и требованиям Инструкции, заявителю (М. О.В.) при наличии оснований для выплаты страховых сумм и, при наличии оснований, порядка оформления документов рекомендовано обратиться в военный комиссариат по месту жительства.

Согласно заключению судебной медико-социальной экспертизы от 06 ноября 2013 года, проведенной на основании определения Краснознаменского районного суда Калининградской области ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Калининградской области», причина инвалидности по заболеванию, полученному в период военной службы могла быть установлена с момента предоставления военно-медицинских документов, (свидетельство о болезни или справка ВВК), подтверждающих факт получения заболевания в период военной службы, т.е. с 10 октября 2012 года. Заболевание, послужившее причиной установления инвалидности 3 группы - Рак левой половины языка I стадии Т1 Nx Mo, состояние после сочетанной лучевой терапии СОД ДЛТ 50 гр., состояние после внутритканной лучевой терапии СОД 20 гр. Заболевание, послужившее причиной установления инвалидности первой группы - Рак левой половины языка с распадом IV стадии IV клинической группы Т4 N2 Мо продолжительный рост опухоли. Метастазы в лимфатические узлы шеи с обеих сторон. ФДТ опухоли и эндоскопическая гастростома в июле 2012 года. Хирургическое лечение 2012 года. Оростома. Трахеостома. ФДТ и РЧА опухоли в сентябре 2012 года. Раковая интоксикация.

На основании заключения ВВК от 22 июня 2012 года и вышеназванного заключения Главного бюро медико-социальной экспертизы по Калининградской области от 06 ноября 2013 года, принятое в связи с назначением определением суда от 29 августа 2013 года судебной медико-социальной экспертизы суд приходит к выводу о том, что причиной установления инвалидности могло послужить заболевание, которое наблюдалось у М. А.Н. в период прохождения военной службы. Учитывая, что первоначально инвалидность (по общему заболеванию) была установлена до истечения одного года после увольнения со службы, а впоследствии была лишь уточнена причина инвалидности (заболевание получено в период прохождения военной службы) по результатам проведенных исследований, что является страховым случаем, влекущем право на получение единовременной страховой выплаты.

Условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы определены Федеральным законом от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников федеральных органов налоговой полиции".

В соответствии с абзацем 3 части 1 статьи 4 названного Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ страховым случаем при осуществлении обязательного государственного страхования является установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов.

Согласно статье 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 4015-1 "Об организации страхового дела" страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Таким образом, при имеющихся обстоятельствах страховым случаем следует признавать наступившее ограничение жизнедеятельности, являвшееся следствием заболевания, полученного в период прохождения военной службы, повлекшее установление истцу инвалидности. Несмотря на то, что вывод медико-социальной экспертизы о наличии причинно-следственной связи инвалидности с периодом прохождения военной службы сделан за пределами года после увольнения, сама же инвалидность установлена М. А.Н. до истечения одного года после увольнения из Вооруженных Сил РФ. Данное заключение медико-социальной экспертизы лишь уточнило причину инвалидности.

Согласно пункту 2 статьи 6 названного Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ страховщики осуществляют оценку страхового риска, получают страховые премии (страховые взносы), формируют страховые резервы, инвестируют активы, определяют размер убытков или ущерба, производят страховые выплаты, осуществляют иные связанные с исполнением обязательств по договору страхования действия.

В соответствии с пунктом 2 статьи 422 Гражданского кодекса РФ, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

В силу пункта 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Статьей 12 Федерального закона от 8 ноября 2011 года № 309-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат и Федерального закона 110 социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" установлено, что данный Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2012 года, за исключением положений, для которых этой статьей установлены иные сроки вступления их в силу. При этом обратной силы положениям названного Федерального закона данной статьей не придано.

В соответствии с пунктом 4 статьи 11 вышеназванного Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ выплата страховых сумм производится страховщиком в 15-дневный срок со дня получения документов, необходимых для принятия решения об указанной выплате. В случае необоснованной задержки страховщиком выплаты страховых сумм страховщик из собственных средств выплачивает застрахованному лицу (выгодоприобретателю) штраф в размере 1 процента страховой суммы за каждый день просрочки.

Как следует из материалов дела заявление М. О.В. и приложенные документы для решения вопроса о выплате страховой суммы получено ЗАО «МАКС» 06 мая 2013 года.

Согласно расчету истца срок необоснованной задержки начал течь с 21 мая 2013 года и по состоянию на 16 декабря 2013 года, на день вынесения решения, с учетом уточненных исковых требований составил 136 дней, соответственно 1% от суммы страховой выплаты (учетом индексации, осуществленной постановлением Правительства №333 от 12.04.2013 г.) 527 500 рублей = 5275 рублей, 136x5275 = 717 400 рублей. Данные расчет является правильным и принимается судом.

В силу ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. Таким образом, с ответчика в пользу истицы подлежит взысканию государственная пошлина в сумме 200 рублей.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

решил:



Иск М. О. В., действующей в интересах несовершеннолетних М. П. А., М. С. А. к ЗАО «МАКС» о взыскании страховой суммы, штрафа за просрочку выплаты удовлетворить.

Взыскать с ЗАО «МАКС» в пользу М. О. В., действующей в интересах несовершеннолетних М. П. А., М. С. А. сумму страхового возмещения в размере 527500 (пятьсот двадцать семь тысяч пятьсот) рублей, штраф за просрочку выплаты страховой суммы в размере 717 400 (семьсот семнадцать тысяч четыреста) рублей.

Взыскать с ЗАО «МАКС» в пользу истца М. О.В. понесенные при подаче иска расходы по оплате государственной пошлины в размере 200 рублей.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Калининградский областной суд через Краснознаменский районный суд Калининградской области в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



11 декабря 2013 года город Балтийск

Балтийский гарнизонный военный суд, в открытом судебном заседании, в помещении суда, в составе председательствующего - судьи Стасюка И.М., при секретарях судебного заседания Маргатской Е.В., Ткач С.С. и Шеяненко И.И., с участием истца Ж. А.А., его представителя М. Д.Ю., командира войсковой части XXXXX- я гвардии капитан-лейтенанта Р. Д.А., представителя войсковых частей XXXXX и XXXXX-я Победоносцева В.Е., представителя войсковой части XXXXX Г. Э.В., а также помощника военного прокурора Балтийского гарнизона старшего лейтенанта юстиции А. Д.В., рассмотрев гражданское дело по иску военнослужащего войсковой части XXXXX-я матроса Ж. А. А. к войсковым частям XXXXX к XXXXX-я, Министерству финансов РФ и Управлению федерального Казначейства по Калининградской области, о компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья истца в период военной службы,



установил:



Ж. обратился в суд с иском о взыскании с Министерства финансов РФ в его пользу 500000 рублей в качестве компенсации морального вреда в связи с получением им военной травмы в период военной службы в войсковой части XXXXX-я.

В обоснование заявленных требований истец указал, что он проходит военную службу по контракту в войсковой части XXXXX-я. При осуществлении работ по подготовке корабля к празднованию Дня ВМФ ему необходимо было обновить входящий в его заведование привальный брус корабля. Командир войсковой части XXXXX-я Р. приказал ему для указанной цели произвести распил заготовки бруса с помощью углошлифовальной машины, при этом дал ему эту машину и показал, как ею работать. Указанный инструмент у него (Ж.) в заведовании не находится, он ранее таким инструментом не работал, и инструктаж по мерам безопасности при работе таким инструментом с ним не проводился. Когда он распиливал заготовку бруса, углошлифовальную машину из-за сильной вибрации повело в сторону, в результате чего диском этого инструмента ему была причинена травма кисти левой руки - травматическая ампутация фаланги кисти левой руки. В связи с указанной травмой он перенес нравственные и физические страдания - при длительном нахождении на стационарном лечении и нескольких болезненных операциях имели место сильные болевые ощущения, и в связи с отсутствием фаланги пальца, а также деформации из-за этого левой кисти, функция которой ограничена, он по настоящее время испытывает дискомфорт и сильную физическую боль, а также в настоящее время лишен возможности делать определенные виды работ.

Представитель истца Маслеников, поддержав позицию своего доверителя, обратил внимание суда на то, что виной командования в травмировании истца является то, что перед выполнением работ надлежащий инструктаж Ж. по технике безопасности при обращении с углошлифовальной машиной не проводился, контроль со стороны командования части за его работой по распилу бруса и правильностью использования углошлифовальной машины не осуществлялся. Кроме того, заключением военно-врачебной комиссии установлено, что полученная Ж. травма является военной травмой, что, согласно Положению о военно-врачебной экспертизе свидетельствует о том, что увечье получено истцом при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей).

Командир войсковой части XXXXX-я Р., не признав требований истца, в письменных возражениях на иск, а также в суде, указал, что при проведении на корабле работ по подготовке к Водноспортивному празднику в честь Дня ВМФ утром 14 июля 2013 года он обратил внимание старшего боцмана корабля Ж. на неудовлетворительное состояние привального бруса, входящего в заведование последнего, а также на необходимость приведения указанного бруса в надлежащий вид. Затем в присутствии мичмана К., старшины 1 статьи К. и матроса Ж. им была показана работа с углошлифовальной машиной, а также разъяснена техника безопасности при работе с указанным инструментом с обращением особого внимания на то, что при неаккуратном обращении этот инструмент опасен. Проведя указанный инструктаж, являющийся важным местом в подготовке военнослужащих к выполнению требований безопасности в повседневной деятельности, он (Р.), полагает, что сделал все от него зависящее по созданию благоприятных условий военной службы, не нарушив тем самым требований п. 1 ст. 16 Федеральною закона «О статусе военнослужащих» и ст. 81 Устава Внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации. Кроме того, им были приняты все меры для оказания квалифицированной медицинской помощи Ж.у - он доставил того в больницу скорой медицинской помощи.

Представитель войсковых частей XXXXX и XXXXX-я Победоносцев, а также представитель войсковой части XXXXX Г., с требованиями Ж. не согласились. При этом П. указал, что каких-либо требований к войсковой части XXXXX-я истцом не заявлено, в связи с чем указанная войсковая часть является ненадлежащим ответчиком, и в отношении нее надлежит прекратить производство. Командованием войсковых частей XXXXX и XXXXX-я не допущены в отношении Ж. какие-либо виновные действия либо бездействие, в результате которых последнему могла быть причинена травма руки. Кроме того, с истцом перед выполнением работ проводился инструктаж, однако тот нанес себе травму из-за своей личной неосторожности и пренебрежения элементарными мерами техники безопасности, что подтверждается материалами служебной проверки, проведенной по факту получения Ж. травмы, а также постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 339 УК РФ в отношении Ж., которыми установлено, что нарушение требований ст. 321 УВС ВС РФ допустил сам Ж.. Кроме того, П. указал, что владельцем вышеуказанной углошлифовальной машины войсковые части XXXXX и XXXXX-я не являются.

В представленных в суд письменных возражениях представитель Министерства финансов РФ К. просила рассмотреть дело без ее участия, три этом с требованиями Ж. не согласилась, указав, что Министерство финансов РФ по данному делу является ненадлежащим ответчиком, поскольку вред, причиненный здоровью гражданина в ходе военной службы, возмещается в общем порядке ст. 1064 ГК РФ лицом, причинившим вред - войсковой частью, где не были соблюдены требования безопасности, а основания для возмещения вреда за счет казны РФ, предусмотренные ст. 1069 ГК РФ, отсутствуют.

Прокурор А. в заключении указал, что требования истца относительно необходимости взыскания в его пользу компенсации морального вреда являются обоснованными, однако вопрос о размере подлежащей взысканию в пользу Ж. компенсации он оставил на усмотрение суда.

Рассмотрев дело по существу, заслушав объяснения сторон, исследовав и оценив имеющиеся доказательства и другие материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровья личности от рождения или в силу закона находятся под охраной и занятой государства.

В силу своей ответственности за охрану и защиту здоровья граждан, в том числе и военнослужащих, государство указало в ст. ст. 3, 16 и 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ, что реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих является обязанностью командиров (начальников). При этом охрана здоровья военнослужащих должна обеспечиваться созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти. Забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих - обязанность командиров. На них возлагается обеспечение требований безопасности при проведении учений, иных мероприятий боевой подготовки, во время эксплуатации вооружения и военной техники, при производстве работ, исполнении других обязанностей военной службы. Возмещение морального вреда и убытков, причиненных военнослужащим государственными органами производится в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии со ст. ст. 75, 81 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации командир воинской части отвечает за безопасность военной службы. Командир (начальник) в целях обеспечения безопасности военной службы обязан в своей служебной деятельности отдавать приоритет сохранению жизни и здоровья подчиненных военнослужащих, принимать все возможные меры по предупреждению увечий (ранений, травм, контузий) военнослужащих.

Пунктами 8,9, 13, 14, 34, 36, 38, 42, 44, 43 Инструкции, утвержденной приказом МО РФ от 5 июня 2000 года № 285 установлены следующие правила подготовки военнослужащих к выполнению требований безопасности в повседневной деятельности войск (сил). В Вооруженных Силах обучение военнослужащих требованиям безопасности строится дифференцированно, с учетом занимаемых воинских должностей, квалификационных требований, специфики выполняемых задач (упражнений, работ), условий и особенностей эксплуатации вооружения и военной техники, в соответствии с программами обучения, учебными планами и планами боевой подготовки. Обучение военнослужащих требованиям безопасности в Вооруженных Силах осуществляется посредством проведения занятий, а также осуществления проверок их теоретических знаний практических навыков по требованиям безопасности. Наряду с иными занятиями обучение военнослужащих требованиям безопасности осуществляется посредством проведения периодических специальных занятий по обучению военнослужащих требованиям безопасности, которые могут проводиться по решению старшего командира (начальника) в различных случаях. О проведении занятия, в том числе специального, руководителем занятия делается соответствующая запись в журнале боевой (командирской), общественно-государственной подготовки, журнале учета учебных занятий или ином документе учебной отчетности. Важным элементом обучения военнослужащих требованиям безопасности является проверка их теоретических знаний и практических навыков по требованиям безопасности, которая является завершающим этапом этого обучение и одним из обязательных условий допуска военнослужащего к самостоятельной работе. Проверка теоретических знаний и практических навыков военнослужащих по требованиям безопасности проводится в форме зачета ("сдал/не сдал"). Если военнослужащий не сдал зачет, то повторная проверка знаний назначается не позднее одного месяца со дня предыдущей проверки. До сдачи повторной проверки он к самостоятельной работе не допускается. Внеплановый инструктаж по требованиям: безопасности проводится командиром подразделения (взвода, группы): при введении новых инструкций по требованиям безопасности, замене оборудования, изменении технологии выполнения операций; при поступлении обзоров о происшествиях, выявлении нарушений требований безопасности, которые могут привести (привели) к травмам, авариям, пожарам, отравлениям и пр.; при перерывах в выполнении военнослужащим должностных обязанностей свыше двух месяцев, с военнослужащими постоянно выполняющими работы с повышенной опасностью - свыше одного месяца. Внеплановые инструктажи по требованиям безопасности могут проводиться и в других случаях по указаниям старших командиров (начальников), решению командира соединения (воинской части). Все инструктажи на месте исполнения обязанностей должны завершаться проверкой знаний (методом устного опроса или с помощью технических средств обучения, а также проверкой приобретенных навыков безопасных способов выполнения служебной задачи (упражнения, работы). Знания проверяет должностное лицо, проводившее инструктаж. Военнослужащие, показавшие неудовлетворительные знания и навыки, к самостоятельной работе или практическим занятиям не допускаются и обязаны вновь пройти инструктаж. Проведение первичного, повторного и внепланового инструктажа по требованиям безопасности фиксируется в Журнале учета инструктажа по требованиям безопасности в подразделении (службе) с обязательной росписью инструктируемого и инструктирующего в соответствующем журнале. При регистрации внепланового инструктажа по требованиям безопасности указывается причина его проведения.



Согласно статье 1099 ГК РФ вред, основания и размер компенсации гражданину морального вреда, определяются по правилам, предусмотренным главой 59 ГК РФ.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ в случае, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При этом, исходя из положений ст.ст. 1064, 1099 и 1101 ГК РФ, кроме случаев, указанных в ст. 1100 ГК РФ, основанием компенсации морального вреда являются виновные действия или бездействие ответчика.

Согласно ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации.

В судебном заседании были исследованы копии контракта о прохождении военной службы на имя заявителя, объяснительной Ж. от 7 августа 2013 года, рапортов военнослужащих войсковой части XXXXX-я по случаю травмы Ж., заключения об итогах административного расследования и справки-доклада по факту получения Ж. травмы, постановления от 9 августа 2013 года, а также приказа командира войсковой части XXXXX от 9 августа 2013 года № 301.

На основании пояснений истца, командира войсковой части 25963-я и вышеуказанных доказательств в суде установлено следующее.

14 июля 2013 года в войсковой части XXXXX-я осуществлялась подготовка корабля к Водноспортивному празднику в честь Дня ВМФ. Командиром войсковой части Р. Ж. была поставлена задача обновить входящий в заведование последнего привальный брус корабля, для чего необходимо было произвести распил заготовки бруса. Р., предоставив Ж. для указанной цели углошлифовальную машинку, показал, как ею работать. При осуществлении Ж. распила заготовки бруса углошлифовальную машину из-за сильной вибрации повело в сторону, в результате чего диском этого инструмента последнему была причинена травма кисти левой руки - ампутирована фаланга пальца левой руки.

Как видно из копии свидетельства о болезни от 30 октября 2013 года № 123/ПК, полученная Ж. травма - отсутствие ногтевой фаланги второго пальца левой кисти вследствие травматической ампутации от 14 июля 2013 года без нарушения функции кисти, является военной травмой, в связи с чем Ж. не годен к службе в плавсоставе, и годен к военной службе.

Вышеизложенное свидетельствует, что указанную травму Ж. получил при исполнении служебных обязанностей по занимаемой должности, действуя на территории войсковой части, где он проходит службу, во исполнение обязательного для него приказания командира войсковой части XXXXX-я, с использованием инструмента, не входящего в его (истца) заведование, без надлежащего проведения инструктажа перед работой этим инструментом.

При этом, информирование Ж. командиром корабля Р. по вопросу использования вышеуказанной углошлифовальной машины, о чем указали в суде Ж., Р. и свидетель Конов, не является надлежащим проведением с истцом инструктажа перед вышеуказанными работами, поскольку с истцом перед этими работами не был проведен инструктаж в соответствии с вышеуказанными требованиями Инструкции по подготовке военнослужащих к выполнению требований безопасности в повседневной деятельности войск (сил) с проверкой знаний и приобретенных навыков безопасных способов выполнения работы, с фиксацией в Журнале учета инструктажа по требованиям безопасности в подразделении (службе) и обязательной росписью инструктируемого и инструктирующего в этом журнале.

Довод представителя ответчиков Победоносцева о непричастности войсковой части XXXXX-я к данному делу и необоснованности предъявления требований к ней, суд полагает необоснованным, поскольку травма Ж. получена именно на территории указанной войсковой части и при исполнении приказания командира именно этой войсковой части, а также с использованием Ж. инструмента, переданного тому именно указанным командиром.

Также, указание Победоносцева на то, что использованная Ж. 14 июля 2013 года углошлифовальная машина не стоит на балансе войсковых частей XXXXX и XXXXX- я, а также не принадлежит командиру войсковой части XXXXX-я, не влияет на вышеуказанный вывод суда, поскольку в судебном заседании установлено, что в заведовании у Ж. указанного инструмента нет, и если бы ему командиром войсковой части XXXXX-я этот инструмент не был передан, то истец и не использовал бы его при производстве работ.

Утверждение представителя ответчиков Победоносцева о нарушении самим Ж. требований ст. 321 УВС ВС РФ, и причинении им травмы по собственной неосторожности, что установлено административным расследованием от 5 августа 2013 года, суд полагает неубедительным, поскольку указанное обстоятельстве имело бы значение для дела при надлежащем инструктировании Ж. перед работами.

Таким образом, в суде установлено, что вследствие нарушения командиром войсковой части XXXXX-я требований ст.ст. 75 и 81 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, а также приказа МО РФ от 5 июня 2000 года № 285, истец не был проинструктирован надлежащим образом по мерам безопасности при работе с инструментом, однако допущен к работе с ним, и в процессе работы с этим инструментом причинил себе травму руки.

Поскольку в связи с лишением части фаланги пальца Ж. неизбежно перенес физические и нравственные страдания, связанные с перенесением им операций на кисти руки, деформации кисти, ограничением ее функции, а также лишением в настоящее время возможности делать определенные виды работ, то суд полагает обоснованными требования Ж. в части, касающейся необходимости взыскания в его пользу компенсации морального вреда в связи с получением им указанной травмы.

Вместе с тем, требования истца в части, касающейся суммы взыскания, по мнению суда, является завышенной, в связи с чем его требования подлежат частичному удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194, 196, 198 ГПК РФ военный суд,



решил:



исковое заявление Ж. А. А. удовлетворить частично.

Взыскать в пользу Ж. А. А. с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации 70000 (семьдесят тысяч) рублей в счет компенсации морального вреда в связи с получением Ж. А.А. в период военной службы в войсковой части XXXXX-я травмы - отсутствие ногтевой фаланги второго пальца левой кисти вследствие травматической ампутации.

В удовлетворении остальной части исковых требований Ж. А.А. отказать.

Решение может быть обжаловано в Балтийский флотский военный суд через Балтийский гарнизонный военный суд в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.





Приватизация квартир военнослужащими

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

17 декабря 2013 г.



Багратионовский районный суд Калининградской области в составе:

судьи Степаненко О.М..

при секретаре Пурвиетис Н.Я.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Л. В. В., действующего в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери Л. А. В., 10 февраля 2003 г. рождения, к ФГКУ «Северо-Западное территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны РФ, ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ, Министерству обороны РФ, Департаменту имущественных отношений Министерства обороны РФ о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации,



УСТАНОВИЛ:



Л. В.В., действующий в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери Л. А.В., 10 февраля 2003 г. рождения, обратился в суд с иском, с учетом внесенных в него уточнений, к ФГКУ «Северо-Западное территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны РФ, ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ, Министерству обороны РФ о признании за ним и его несовершеннолетней дочерью Л. А.В. права собственности в порядке приватизации за каждым на 1/2 долю жилого помещения, расположенного по адресу: Калининградская область, г. Ладушкин, ул. Маяковского, д. Х, кв. Х.

В обоснование исковых требований истец указал, что с 20 августа 2010 г. он и члены его семьи: мать Л. Т.Г. и несовершеннолетняя дочь Л. А.В. зарегистрированы и проживают в вышеназванном жилом помещении. Спорную квартиру, предоставленную ему в связи с прохождением военной службы, они занимают на основании договора найма служебного жилого помещения. В настоящее время он, указывает истец, является военнослужащим запаса, уволен с военной службы в запас по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, выслуга лет в календарном исчислении по состоянию на 6 декабря 2011 г. (дату исключения из списков личного состава войсковой части XXXXX) составила 17 лет. В соответствии с п.1 ст. 15 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих» военнослужащим — гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со статьей 51 Жилищного кодекса Российской Федерации, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более предоставляются жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно на основании решения федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти по избранному постоянному месту жительства и в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения. Квартира № Х в доме № Х по ул. Маяковского в г. Ладушкин Калининградской области является единственным жилым помещением, которое было предоставлено ему и членам его семьи за весь период военной службы. С учетом его календарной выслуги в Вооруженных Силах РФ и основания увольнения, он и члены его семьи имеют право на получение жилого помещения в собственность. В соответствии с распоряжением Правительства РФ от 19 августа 2011 г. № 1470 - р «О внесении изменений в распоряжение Правительства РФ от 1 июня 2000 г. № 752 - р» военный городок, в котором находится спорная квартира, исключен из перечня закрытых военных городков. В связи с отсутствием в настоящее время трудовых отношений между ним и собственником жилого помещения и исключением военного городка из перечня закрытых военных городков, он и члены его семьи фактически занимают жилое помещение на условиях социального найма, следовательно, к нему применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма. Ранее он и его несовершеннолетняя дочь Л. А.Н. в приватизации жилья не участвовали, в собственности жилых помещений не имеют. Л. Т. Г. согласна с приватизацией жилого помещения, но от участия в приватизации отказывается. Желая приватизировать данную квартиру, он обращался с соответствующими заявлениями в ФГКУ «Северо-Западное территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны РФ, ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ, однако положительного ответа не получил, что нарушает их жилищные права.

В ходе рассмотрения дела судом к участию в нем привлечены в качестве соответчика Департамент имущественных отношений Министерства обороны РФ, в качестве третьих лиц Л. Т.Т., Л. О.А., администрация МО «Ладушкинский городской округ».

В судебном заседании истец Л. В.В. поддержал свое требование и в дополнение к изложенному в исковом заявлении пояснил, что до выделения спорного жилого помещения он и члены его семьи проживали в предоставленной родителями квартире № Х дома № Х по ул. Маяковского в г. Ладушкин Калининградской области, где занимали комнату площадью 15,6 кв.м. С момента вселения в квартиру № Х дома № Х по ул. Маяковского в г. Ладушкин Калининградской области он и члены его семьи постоянно проживают в этом жилом помещении, никуда не выезжали, перепланировку, переустройство в квартире не производили, несут расходы по оплате за жилое помещение и коммунальные услуги. После увольнения с военной службы в запас он продолжал состоять в списках военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях, однако недавно узнал, что по неизвестным ему причинам был из него исключен. С иском об их выселении собственник не обращался.

Представитель истца С. В.А. в судебном заседании исковые требования поддержал и дал объяснения, аналогичные содержанию искового заявления.

Представитель ответчика Министерства обороны РФ – М. А.Г. в судебном заседании с иском не согласился и пояснил, что спорное жилое помещение является служебным, о чем свидетельствует заключение с Л. В.В. договора найма служебного жилого помещения, а потому оно не может быть передано бесплатно в порядке приватизации. Вместе с тем, полагал, что Министерство обороны РФ является ненадлежащим ответчиком по настоящему делу.

Представители ответчиков - ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ (в том числе отдел № 5 в г. Калининграде), ФГКУ «Северо-Западное территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны РФ, Департамента имущественных отношений Министерства обороны РФ, а также третьи лица - Л. Т.Т., представитель администрации МО «Ладушкинский городской округ», будучи надлежащим образом извещенными о дате, времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явились.

Отдел № 5 в г. Калининграде ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ представил отзыв на исковое заявление, в котором указал следующее. В настоящее время Л. В.В. не состоит в едином реестре военнослужащих, нуждающихся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма, в связи с чем отсутствуют основания для предоставления ему жилого помещения по договору социального найма. Служебное жилое помещение, расположенное по адресу: Калининградская область, г. Ладушкин, ул. Маяковского, д. Х, кв. Х, было предоставлено Л. В.В. и членам его семьи на период прохождения истцом военной службы в Вооруженных Силах РФ, а потому в настоящее время они подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения. Спорная квартира является служебным жилым помещением и не подлежит приватизации. В этой связи оснований для удовлетворения исковых требований не имеется.

Администрация МО «Ладушкинский городской округ» представила заявление о рассмотрении дела в отсутствие своего представителя и сообщила следующее. Информацией о том, признавалось ли жилое помещение, расположенное по адресу: Калининградская область, г. Ладушкин, ул. Маяковского, д. Х, кв. Х, служебным, исключалось ли оно из числа служебных и когда не располагает. Органами местного самоуправления «Ладушкинский городской округ» указанное решение не принималось.

Л. Т.Т. в суд не явилась, сообщила о своем согласии с заявленными исковыми требованиями и попросила рассмотреть дело в ее отсутствие.

В судебном заседании Л. О.А. с иском супруга Л. В.В. согласилась.

Заслушав вышеназванных лиц, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Согласно ст. 35 Конституции РФ каждый имеет право на жилище.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих» Государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Военнослужащим — гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях в соответствии со статьей 51 Жилищного кодекса Российской Федерации, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более предоставляются жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно на основании решения федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти по избранному постоянному месту жительства и в соответствии с нормами предоставления площади жилого помещения, предусмотренными статьей 15.1 настоящего Федерального закона.

Согласно п.6 ст. 15 Федерального закона РФ «О статусе военнослужащих» № 76-ФЗ от 27 мая 1998 г. военнослужащим, а также гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей предоставлено право на безвозмездное получение в собственность занимаемых жилых помещений в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, за исключением служебных жилых помещений и жилых помещений в закрытых военных городках.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» № 1541 - 1 от 4 июля 1991 г. граждане Российской Федерации, имеющие право пользования жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма, вправе приобрести их на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, в общую собственность либо в собственность одного лица, в том числе несовершеннолетнего, с согласия всех имеющих право на приватизацию данных жилых помещений совершеннолетних лиц и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

На основании ст. 6 названного выше закона передача жилых помещений в собственность граждан осуществляется уполномоченными собственниками указанных жилых помещений органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также государственными или муниципальными унитарными предприятиями, за которыми закреплен жилищный фонд на праве хозяйственного ведения, государственными или муниципальными учреждениями, казенными предприятиями, в оперативное управление которых передан жилищный фонд.

По смыслу преамбулы и статей 1,2 указанною выше Закона право на приобретение в собственность бесплатно, в порядке приватизации жилого помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда предполагает создание гражданам равных правовых условий для реализации данного права. Гражданам не может быть отказало в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных данным законом условиях, если они обратились с таким требованием.

Вместе с тем, статьей 4 вышеназванного закона установлены ограничения на приватизацию жилых помещений, находящихся в аварийном состоянии, в общежитиях, в домах закрытых военных городков, а также служебных жилых помещений, за исключением жилищного фонда совхозов и других сельскохозяйственных предприятий, к ним приравненных, и находящийся в сельской местности жилищный фонд стационарных учреждений социальной защиты населения.

По сообщению Калининградского филиала ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ» и Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Калининградской области право собственности на квартиру № Х в доме № Х по ул. Маяковского в г. Ладушкин Калининградской области не зарегистрировано.

Вышеуказанное жилое помещение не является собственностью МО «Ладушкинский городской округ», что подтверждается ответом администрации данного муниципального образования.

Как следует из ответа Филиала «Калининградский» ОАО «Славянка» спорное жилое помещение передано в оперативное управление ОАО «Славянка» в лице указанного филиала на основании договора 1-УЖФ от 2 августа 2010 г. Собственником многоквартирного дома является Министерство обороны РФ. Данный дом аварийным не признавался.

Распоряжением Правительства РФ от 19 августа 2011 г. № 1470 - р «О внесении изменений в Перечень имеющих жилищный фонд закрытых военных городков Вооруженных Сил Российской Федерации и органов федеральной службы безопасности», утвержденный распоряжением Правительства РФ от 1 июня 2000 г. № 752 - р из указанного выше перечня закрытых военных городков, имеющих жилищный фонд, исключен военный городок г. Ладушкин-1 Багратионовского района Калининградской области.

Из представленных суду документов видно, что Л. В.В., 26 ноября 1966 года рождения, с 25 декабря 1995 г. проходил военную службу в Вооруженных Силах Министерства обороны РФ.

В течение всего этого времени военнослужащий и члены его семьи проживали в предоставленной родителями квартире № Х дома № Х по ул. Маяковского в г. Ладушкин Калининградской области, где занимали комнату площадью 15,6 кв.м.

9 августа 2010 г. решением жилищной комиссии войсковой части XXXXX (протокол 18) военнослужащему Л. В.В. и членам его семьи предоставлена служебная квартира № Х в доме № Х по ул. Маяковского в г. Ладушкин Калининградской области.

18 августа 2010 г. с Л. В.В. заключен договор найма служебного жилого помещения, расположенного по адресу: Калининградская область, г. Ладушкин, ул. Маяковского. д. Х, кв. Х.

В спорной квартире зарегистрированы с 20 августа 2010 г. по настоящее время Л. В.В., его мать Л. Т.Т., дочь Л. А.В. (10 февраля 2003 г. рождения), что подтверждается сведениями, содержащимися в поквартирной карточке.

Рапортом от 7 ноября 2011 г. старший прапорщик Л. В.В. - командир взвода эксплуатации и обслуживания автомобилей роты материально-технического обеспечения войсковой части XXXXX, просил командира роты МТО ходатайствовать перед вышестоящим командованием о его (истца) увольнении с военной службы на основании п. «а» ч. 1 ст. 51 Федерального закона РФ «О воинской обязанности и военной службе» в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе. В данном рапорте Л. В.В. также указал, что проходил военную службу в Вооруженных Силах РФ с 20 мая 1985 г. по 11 июня 1987 г. с 28 декабря 1995 г. по настоящее время. Контракт о прохождении военной службы заключен 28 декабря 2009 г. до предельного возраста пребывания на военной службе, то есть до 26 ноября 2011 г. Обеспечен служебным жилым помещением, расположенным по адресу: Калининградская область, г. Ладушкин, ул. Маяковского, д. Х, кв. Х. Согласен на увольнение в запас с оставлением в списках военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях и на обеспечение жильем по избранному постоянному месту жительства в г. Калининграде.

Приказом командира войсковой части XXXXX № 242 от 6 декабря 2011 г. Л. В.В. уволен с 7 декабря 2011 г. с военной службы с зачислением в запас по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. Выслуга лет в Вооруженных Силах РФ по состоянию на 7 декабря 2011 г. в календарном исчислении составила 18 лет 00 месяцев 2 дня.

Таким образом, в соответствии с Федеральным законом РФ «О статусе военнослужащих» Л. В.В. с учетом его общей продолжительности военной службы и основания увольнения имеет право на предоставление жилого помещения в собственность бесплатно.

Согласно ч. 2 ст. 92 Жилищного кодекса РФ использование жилого помещения в качестве специализированного жилого помещения допускается только после отнесения такого помещения к специализированному жилищному фонду с соблюдением требований и в порядке, которые установлены уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, за исключением случаев, установленных федеральными законами. Включение жилого помещения в специализированный жилищный фонд с отнесением такого помещения к определенному виду специализированных жилых помещений и исключение жилого помещения из указанного фонда осуществляются на основании решений органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом.

Постановлением Правительства РФ № 42 от 26 января 2006 г., вступившим в силу с 14 февраля 2006 г., утверждены Правил отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду. Пункт 12 Правил гласит о том, что включение жилого помещения в специализированный жилищный фонд с отнесением такого помещения к определенному виду специализированных жилых помещений и исключение жилого помещения из указанного фонда осуществляется на основании решений органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом.

В силу ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Доказательств, подтверждающих, что спорное жилое помещение в установленном законом порядке было включено в число служебных, ответчиками не представлено.

Таким образом, с момента снятия статуса закрытого военного городка к возникшим между сторонами правоотношениям должны применяться нормы, установленные для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма.

Из представленной Филиалом «Калининградский» ОАО «Славянка» выписки по лицевому счету, видно, что нанимателем квартиры в настоящее время является Л. В.В. Истец, будучи уволенным с военной службы в декабре 2011 г., и члены его семьи проживают в жилом помещении, несут расходы по оплате за жилье и коммунальные услуги.

Как установлено судом, спорная квартира не является служебной, аварийной, не находится в закрытом военном городке, т.е. не относится к жилым помещениям, запрет на приватизацию которых предусмотрен ст. 4 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» № 1541 - 1 от 4 июля 1991 г.

Из представленных суду справок Калининградского филиала ФГУП «Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ», Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Калининградской области, администрации МО «Ладушкинский городской округ» следует, что ранее Л. В.В. и несовершеннолетняя Л. А.В. право на бесплатную приватизацию не использовали.

Нотариально удостоверенным заявлением Л. Т.Т. от 9 июля 2013 г. подтверждается, что она дает согласие на приватизацию квартиры № Х в доме № Х по ул. Маяковского в г. Ладушкин Калининградской области и в приватизации жилого помещения участвовать не желает.

Учитывая, что Л. В.В. и Л. А.В. ранее в приватизации жилья не участвовали, жилое помещение относится к государственному жилищному фонду (находится в собственности МО РФ), они имеют право на приобретение спорного жилого помещения в собственность бесплатно по Закону РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

Приказом Министерства обороны РФ № 1455 от 3 ноября 2010 г. «Об уполномоченном органе Министерства обороны РФ и специализированных организациях Министерства обороны Российской Федерации по вопросам жилищного обеспечения в Вооруженных Силах Российской Федерации» установлено, что органом МО РФ по вопросам жилищного обеспечения в Вооруженных Силах РФ является Департамент жилищного обеспечения МО РФ, осуществляющий свои функции через специализированные организации Министерства обороны РФ, к которым относится и ФГУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» МО РФ.

В соответствии с приказом Министра обороны РФ № 1871 от 17 декабря 2010 г. «О реорганизации федеральных государственных учреждений Министерства обороны РФ» с 20 декабря 2010 г. реорганизовано федеральное государственное учреждение «Северо-Западное территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны РФ путем присоединения к нему федеральных государственных учреждений, федеральных государственных квартирно - эксплуатационных учреждений и государственных учреждений Министерства обороны РФ, в том числе находящихся на территории Калининградской области. Судом установлено, что в 2012-2013 гг. Л. В.В. обращался по поводу приватизации занимаемого им жилого помещения в ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ (в том числе в структурное подразделение - отдел № 5 в г. Калининграде), ФГКУ «Северо-Западное территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны РФ, однако положительного ответа по существу заявления не получил.

Таким образом, истец, действующих в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери, по независящим от него причинам не может реализовать право на приватизацию спорного жилого помещения, что нарушает положения ст. 35 Конституции Российской Федерации, предусматривающей право каждого иметь имущество в собственности и вышеприведенные положения Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

В силу ст. 12 Гражданского кодекса РФ защита гражданских прав может осуществляться, в частности, путем признания права.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу о том, что предусмотренное Законом РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» право на получение жилья в собственность может быть реализовано путем признания за Л. В.В. и несовершеннолетней Л. А.В. права собственности на занимаемое ими жилое помещение, в связи с чем суд находит иск обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Как видно из кадастрового паспорта и из технического паспорта, изготовленного по состоянию на 22 мая 2013 г. жилое помещение, расположенное по адресу: Калининградская область, г. Ладушкин. ул. Маяковского, д. Х, кв. Х, имеет следующие технические характеристики: общая площадь 80,0 кв.м., в том числе жилая площадь 52,0 кв.м.

В соответствии с п.5 ч.1 ст. 17 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» № 122 - ФЗ от 21 июля 1997 г., вступившее в законную силу решение суда является основанном для государственной регистрация наличия, возникновения, прекращения, перехода прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Руководствуясь ст. ст. 194 - 198 ГПК РФ, суд



РЕШИЛ:



Иск Л. В. В., действующего в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери Л. А. В., 10 февраля 2003 г. рождения, удовлетворить.

Признать за Л. В. В. и Л. А. В. право собственности за каждым на 1/2 долю жилого помещения - квартиру № Х дома № Х по ул. Маяковского в г. Ладушкин Калининградской области, общей площадью 80,0 кв.м., жилой площадью - 52,0 кв.м.

Решение может быть обжаловано в Калининградский областной суд в апелляционном порядке через Багратионовский районный суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Мотивированное решение изготовлено 23 декабря 2013 г.





Нередки случаи оспаривания незаконных действий начальника отделов кадров Балтийского флота, в части касающейся отказа в приеме на военную службу по контракту. Существует положительная судебная практика.

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации



17 декабря 2013 года

Московский районный суд г. Калининграда обл. в составе:

Председательствующего судьи Вартач-Вартецкой И. 3.

При секретаре Насура Ю. Н.

рассмотрев в открытом судебном заседании заявление Д. А. А. об оспаривании действий начальника отдела кадров Балтийского флота



УСТАНОВИЛ:



Д. А. А. обратился в суд с вышеуказанным заявлением в порядке главы 25 ГПК РФ, мотивируя свои требования тем, что он с 2004 года по 2005 год проходил военную службу по контракту в в/ч XXXXX в должности командира разведывательной группы специального назначения в городе Тамбове. За период службы был представлен к правительственным наградам, имеет Орден Мужества, медаль «За воинскую Доблесть» I степени. В 2005 году досрочно уволен в запас по подпункту «д» п. 2 ст. 51 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» в связи с назначением наказания - лишение свободы условно.

16 августа 2013 года Д. А. А. обратился в отдел кадров Балтийского флота с просьбой рассмотреть вопрос о принятии его на военную службу по контракту. Согласно ответа начальника отдела кадров Балтийского флота за исх. № 13/21/2589 от 22 августа 2013 года, в приеме на военную службу по контракту отказано в связи с назначением ранее наказания в виде лишения свободы условно. Считает, что действия начальника отдела кадров Балтийского флота, в части касающейся отказа в приеме на военную службу по контракту, нарушают его права, поскольку они создают препятствия к осуществлению права исполнять конституционный долг по защите Отечества путем добровольного поступления на военную службу по контракту. Полагает, что данные действия незаконны.

Оснований для возвращения командиром воинской части заявления лица, изъявившего желание поступить на военную службу по контракту не имелось. Обвинительным приговором Тамбовского гарнизонного военного суда от 15.12.2004 Д. А.А. было назначено наказание в виде лишения свободы условно с испытательным сроком на один год. Условное осуждение по приговору не отменялось и назначенный испытательный срок не продлевался. Судимость погасилась 16 декабря 2005 года. На момент подачи заявления в отдел кадров Балтийского флота на военную службу по контракту Д. А.А. не имел непогашенной судимости, ранее не отбывал наказания в виде лишения свободы, у начальника кадров Балтийского флота не имелось законных оснований для отказа в поступлении на военную службу по контракту.

Просит признать действия начальника отдела кадров Балтийского флота в части, касающейся отказа в приеме на военную службу по контракту Д. А. А., в связи с назначением наказания в виде лишения свободы условно, незаконными. Обязать начальника отдела кадров Балтийского флота устранить допущенное нарушение прав Д. А. А. посредством принятия решения о проведении соответствующих мероприятий по отбору кандидата.

Заявитель Д. А. А, в судебном заседании доводы заявления поддержал по изложенным в нем основаниям.

Представитель Д. А. А по доверенности Сонин. Е. А. в судебном заседании поддержал доводы Д. А.А. по изложенным в заявлении основаниям. Пояснил, что оснований для отказа Д. А.А. не имелось, поскольку в настоящее время судимости у Д. А.А. не имеется, оснований для отказа в рассмотрении кандидатуры Д. А.А. на поступление на военную службу по контракту на момент рассмотрения заявления не имелось.

Ранее в судебном заседании представитель Д. А.А. Маслеников Д. Ю. пояснил, что Д. А. А. обратился с заявлением о приеме его на военную службу по контракту, однако ему было отказано в проведении с ним отборочных мероприятий. Отказ был мотивирован тем, что в 2005 году Д. А. А. был уволен с военной службы в связи с назначением наказания условно. Считает, что данное основание не является основанием для отказа, поскольку обстоятельства, препятствующие рассмотрению его кандидатуры для заключения контракта на военную службу отсутствуют.

Представитель начальника ОК Балтийского флота К. Ж. Г. в судебном заседании против удовлетворения доводов жалобы возражала, указав, что начальник отдела кадров Балтийского флота, разъясняя порядок приема на военную службу по контракту, действовал в соответствии с указаниями Министра обороны РФ согласно которым прием на военную службу по контракту возможен офицеров запаса уволенных с военной службы по положительным основаниям. Имеется телеграмма вышестоящего командования, которое доводит информацию о том, что необходимо воздержаться от призыва на военную службу военнослужащих, которые осуждены.

Заслушав пояснения участников процесса, исследовав письменные документы, суд приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, капитан Д. А. А. проходил военную службу с 01.08.1994 по 20.06.2003, с 12.01.2004 по 10.06.2005, является офицером запаса.

Приговором Тамбовского гарнизонного военного суда от 15.12.2004 Д. А. А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а» и «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, на основании которой с применением ст. 64 УК РФ ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на три года. Назначенное наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 1 год, в течение которого он своим поведением обязан доказать свое исправление. При этом в приговоре отражено, что суд считает возможным не применять дополнительное наказание, предусмотренное ч. 3 ст. 286 УК РФ, в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

Как следует из приказа командующего войсками Московского военного округа по личному составу № 0115 от 07.04.2005, указанным приказом капитан Д. А. А. досрочно уволен с военной службы с зачислением в запас в связи с назначением наказания в виде лишения свободы условно п.п. «д» п. 2 ст. 51 ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» на основании приговора Тамбовского гарнизонного военного суда от 15.12.2004 года.

По данным справки ИЦ УМВД от 17.08.2012 сведения о судимости в отношении Д. А. А. отсутствуют.

Как следует из Положения об отделе кадров Балтийского флота, введенным в действие Приказом Командующего Балтийским флотов № 1868 от 17 октября 2011 года отдел кадров флота предназначен для решения задач, возложены на управление Балтийского флота по обеспечению укомплектования сил и войск флота военными кадрами в мирное и военное время и организации прохождения ими военной службы в соответствии с законодательством Российской Федерации (пункт 6 главы II). На Отдел кадров в мирное время возложены функции в том числе - подготовка, рассмотрение представлений и других документов по назначению на должности, перемещению офицеров; разработки заявки для определения офицеров запаса на военную службу по контракту; контроля хода заключения новых контрактов с офицерами (пункт 8 главы III).

Пунктом 9 Положения об отделе кадров Балтийского флота установлено, что руководство отделом кадров Балтийского флота осуществляет начальник отдела кадров Балтийского флота, который в том числе отвечает за своевременное и качественное укомплектование сил и войск флота военными кадрами.

Подпунктом «м» пункта 11 Положения об отделе кадров Балтийского флота установлено, что начальник отдела кадров в мирное время обязан в кадровой работе руководить работой кадровых органов БФ, своевременно рассматривать поступившие ходатайства и принимать меры к правильному решению вопросов прохождения военной службы офицерами, мичманами и прапорщиками, обеспечивать строгое соблюдение законности в работе отдела и нижестоящих кадровых органов, рассматривать поступающие письма, принимать посетителей, отвечать на Запросы, заявления и жалобы военнослужащих и гражданских лиц по кругу ведения.

В соответствии с ч. 1 ст. 32 Федерального закона от 28.03.1998 N 53-ФЗ (ред. от 25.11.2013) "О воинской обязанности и военной службе" контракт о прохождении военной службы заключается между гражданином и от имени Российской Федерации – Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором настоящим Федеральным законом предусмотрена военная служба, письменно по типовой форме в порядке, определяемом Положением о порядке прохождения военной службы.

Согласно п. 1 ст. 5 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 (ред. от 25.03.2013) гражданин, изъявивший желание поступить на военную службу по контракту, подает заявление в военный комиссариат, где он состоит на воинском учете (не состоящий на воинском учете - в военный комиссариат по месту жительства), или в воинскую часть.

В своем заявлении от 16.08.2013 Начальнику отдела кадров Балтийского флота Д. А. А. просит принять решение о рассмотрении его кандидатуры для поступления на военную службу по контракту.

Пунктом 4 ст. 5 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 (ред. от 25.03.2013) предусмотрено, что военные комиссариаты (воинские части) регистрируют и принимают к рассмотрению поступившие заявления граждан, изъявивших желание поступить на военную службу по контракту.

В соответствии с сообщением, подписанным начальником Отдела кадров Балтийского флота от 22.08.2013 № 13121/2489 принять Д. А.А. на военную службу по контракту не представляется возможным, учитывая то, что в 2005 году Д. А. А. был уволен с военной службы в связи с назначением наказания в виде лишения свободы условно.

Вместе с тем, отказ Д. А. А. в принятии на военную службу по контракту на стадии принятия заявления о поступлении на военную службу по контракту не соответствует закону по следующим основаниям.

В силу положений ч. 1 ст. 34 Федерального закона от 28.03.1998 N 53-ФЗ (ред. от 25.11.2013) "О воинской обязанности и военной службе" контракт о прохождении военной службы вправе заключать граждане, пребывающие в запасе.

В силу положений подпункта «а» пункта 3 ст. 86 УК РФ, пункта 6 ст. 86 УК РФ судимость погашается: в отношении лиц, условно осужденных, - по истечении испытательного срока. Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

Положениями пункта 5 ст. 34 Федерального закона от 28.03.1998 N 53-ФЗ (ред. от 25.11.2013) "О воинской обязанности и военной службе" определены случаи, когда контракт априори не может быть заключен, согласно которого контракт не может быть заключен с гражданами, в отношении которых вынесен обвинительный приговор и которым назначено наказание, в отношении которых ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которых передано в суд, гражданами, имеющими неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления, отбывавшими наказание в виде лишения свободы. Аналогичные положения предусмотрены пунктом 3 ст. 4 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 (ред. от 25.03.2013).

Пунктом 5 ст. 5 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 (ред. от 25.03.2013) установлено, что заявление лица, изъявившего желание поступить на военную службу по контракту, может быть возвращено военным комиссаром (командиром воинской части) по следующим основаниям: при отсутствии у него гражданства Российской Федерации; при несоответствии на день заключения контракта его возраста требованиям Федерального закона, а также если это лицо не вправе в соответствии с Федеральным законом заключать контракт; при вынесении в отношении его обвинительного приговора и назначении наказания, ведении в отношении его дознания, предварительного следствия или передаче уголовного дела в суд; при наличии у него неснятой или непогашенной судимости за совершение преступления; если это лицо отбывало наказание в виде лишения свободы.

Д. А. А. к указанной категории лиц не относится, поскольку судимость Д. А. А. по приговору от 15.12.2004 года погашена, наказание в виде реального лишения свободы Д. А. А. не отбывал, решений суда о лишении права занимать воинские должности в отношении данного лица не выносилось. В силу положений Доказательств обратного стороной начальника отдела кадров Балтийского флота не представлено. Гражданство Российской Федерации Д. А. А. не оспаривалось.

Ссылка на телеграмму Министра обороны РФ несостоятельна, поскольку федеральный закон определил исчерпывающую категорию лиц, с которыми априори не может быть заключен контракт и заявления которых могут быть возвращены без рассмотрения.

В силу положений пункта 5 ст. 34 ФЗ от 28.03.1998 N 53-Ф3 (ред. от 25.11.2013) "О воинской обязанности и военной службе" основаниями для отказа кандидату, поступающему на военную службу по контракту, в заключении с ним соответствующего контракта являются: отсутствие в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах вакантных воинских должностей согласно профилю подготовки кандидата или полученной им военно-учетной специальности; решение аттестационной комиссии воинской части, утвержденное командиром (начальником) воинской части, о заключении контракта о прохождении военной службы с другим кандидатом по итогам конкурсного отбора; решение комиссии военного комиссариата или аттестационной комиссии воинской части о несоответствии кандидата, поступающего на военную службу по контракту, требованиям, установленным настоящим Федеральным законом.

На основании ч. 4 ст. 9 Положения о порядке прохождения военной службу, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 новый контракт может быть заключен с гражданином, пребывающим в запасе, ранее проходившим военную службу по контракту, не достигшим предельного возраста пребывания на военной службе, при условии его соответствия требованиям, установленным для поступающих на военную службу по контракту, и при отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 10 статьи 8 настоящего Положения, либо при зачислении в военно-учебное заведение.

В силу положений ч. 1 ст. 33 Федерального закона от 28.03.1998 N 53-Ф3 (ред. от 25.11.2013) "О воинской обязанности и военной службе" гражданин, поступающий на военную службу по контракту, должен владеть государственным языком Российской Федерации, а также соответствовать медицинским и профессионально-психологическим требованиям военной службы к конкретным военно-учетным специальностям. Для определения соответствия гражданина установленным требованиям проводятся медицинское освидетельствование и мероприятия по профессиональному психологическому отбору.

Согласно ч. 2 ст. 4 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 заключение контракта, а также иные отношения, связанные с ним, регулируются Федеральным законом, а также законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, определяющими порядок прохождения военной службы и статус военнослужащих.

Как следует из положений пунктов 1, 4, 18 ст. 5 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 военные комиссариаты (воинские части) регистрируют и принимают к рассмотрению поступившие заявления граждан, изъявивших желание поступить на военную службу по контракту. Гражданин, заявление которого принято к рассмотрению, является кандидатом, поступающим на военную службу по контракту (далее именуется - кандидат). Воинские части могут самостоятельно проводить мероприятия по отбору граждан на военную службу по контракту, установленные настоящей статьей. Формы соответствующих документов и порядок их оформления устанавливаются руководителями федеральных органов исполнительной власти в соответствии с подчиненностью этих воинских частей. Решение о несоответствии гражданина требованиям, установленным для поступающих на военную службу по контракту, принимается аттестационной комиссией воинской части при наличии обстоятельств, предусмотренных пунктами 5 и 15 настоящей статьи.

Как следует из материалов дела, заявление Д. А. А. о принятии на военную службу по контракту было возвращено с отказом без рассмотрения его как кандидата, т.е. со стадии принятия заявления, что требованиям закона не соответствует, поскольку как указано выше, оснований для непринятия заявления к рассмотрению не имелось, т. к. Д. А. А. как имеющий погашенную судимость, не относится к категории лиц, с которыми контракт не может быть заключен в силу положений п. 5 ст. 34 Федерального закона от 28.03.1998 N 53-Ф3 "О воинской обязанности и военной службе, пункта 3 ст. 4 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 (ред. от 25.03.2013), пункта 5 ст. 5 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 (ред. от 25.03.2013).

При указанных обстоятельствах требования Д. А. А. о признании незаконными действий начальника отдела кадров Балтийского флота в данной части подлежат удовлетворению. Учитывая, что согласно пункта 4 ст. 5 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 граждан заявление которого принято к рассмотрению, является кандидатом, поступающим на военную службу по контракту, допущенные нарушения подлежат устранению путем принятия заявления Д. А. А. к рассмотрению, что не лишает воинскую часть (Управление Балтийского флота в лице отдела кадров) возможности принять решение об отказе в принятии на военную службу по контракту Д. А. А. по основаниям, указанным в пункте 5 ст. 34 ФЗ от 28.03.1998 N 53-ФЗ (ред. от 25.11.2013) "О воинской обязанности и военной службе", подпунктах «а», «б», « пункта. 15 ст. 5 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 либо по иным предусмотренным законом основаниям.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194-198, 258 ГПК РФ, суд



РЕШИЛ:



Признать незаконным действия начальника отдела кадров Балтийского флота в части отказа в принятии на военную службу по контракту Д. А. А. по основаниям, изложенным в письме от 22 августа 2013 года № 13121/2589, и обязать устранить допущенные нарушения путем принятия заявления Д. А. А. от 16 августа 2013 года к рассмотрению.



Решение может быть обжаловано в Калининградский областной суд через Московский районный суд г. Калининграда в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Мотивированное решение изготовлено 23 декабря 2013 года