Наши телефоны:
Выберите город!
Не дозвонились? Закажите звонок!
Военно-правовой центр®
Специализированная юридическая фирма
по защите прав призывников и военнослужащих. Работаем с 2007 года.
Запишись сейчас на бесплатную консультацию:

Судебная практика по военнослужащим 2013 год

1. Признание членом семьи военнослужащего.

Для обеспечения военнослужащих жилыми помещениями по нормам на всех членов семьи возникает необходимость в признании членом семьи военнослужащего детей новой супруги либо внуков, проживающих совместно. Поскольку возникает трудность в решении такой ситуации на практике, судебным порядком возможно признание членом семьи указанной категории граждан.

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
город Балтийск 15 мая 2013 года
Балтийский городской суд Калининградской области в лице судьи Чолий Л.Л. при секретаре Севостьяновой Л.Р. рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б.Д.Е. к войсковой части XXXXX, третьи лица ФКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения», Б. С.П. о признании несовершеннолетней, находящейся на иждивении,
УСТАНОВИЛ:
Истец обратился в суд с вышеуказанным иском и просит признать находящейся на его иждивении несовершеннолетнюю Г. Т.Т., XX августа XXXX года рождения. В обоснование своих исковых требований указал, что с XX.XX.2011 состоит в браке с Б. С.П., у которой есть дочь от первого брака. С 2011 года ребёнок фактически проживает с ним, по адресу г. Санкт-Петербург, XXXX, д.XX, кв. XX, так как хотя он и проходил военную службу по контракту в г. Балтийске в войсковой части XXXXX, но в связи с тем, что проходил профессиональную подготовку в ВМедА им. Кирова в г. Санкт- Петербурге фактически проживал семьей в этом городе. Г. Т. находится на его иждивении, так как супруга в настоящее время находится в отпуске по уходу за ребёнком, а основным источником дохода семьи является получаемое им денежное довольствие. Во внесудебном порядке командование войсковой части XXXXX внести падчерицу в его личное дело в качестве члена семьи отказалось и рекомендовало обратиться в суд.
В судебное заседание истец не явился, уведомлен о дате и времени должным образом, в ранее состоявшемся судебном заседании поддержал свои требования в полном объеме, указав, что за весь период военной службы в войсковой части XXXXX в городе Балтийске, фактически постоянно находился и проживал в городе Санкт- Петербурге, а тот период времени, когда он был в Балтийске, то супруга вместе с падчерицей приезжали к нему в Балтийск, но постоянно в г. Балтийске они не могли находиться, поскольку, во-первых, он почти все время проживал в г. Санкт-Петербурге, во-вторых в г. Балтийске отсутствует какое-либо жилье, а супруга сначала находилась в отпуске по беременности и родам, а затем по уходу за ребенком, что затрудняет проживание на съемных квартирах с постоянными переездами, вследствие сокращения должности истца, как и самой войсковой части. Истец за свой счёт обеспечивает дочь супруги всем необходимым. Алименты от бывшего супруга Б. С.П. не получает в связи со сложившимися конфликтными отношениями между ними.
Представитель истца в данном судебном заседании настаивает на исковых требованиях в полном объеме, указав, что истец в настоящее время также находится и проживает в г. Санкт- Петербурге, в связи с тем, что он изначально был выведен за штаты войсковой части, а впоследствии уволен. В настоящее время балтийским гарнизонным военным судом восстановлен на военной службе.
Представитель войсковой части в судебное заседание не явился, в ранее состоявшемся судебном заседании возражал против удовлетворения исковых требований, полагая, что при наличии дееспособных родителей, обязанных содержать несовершеннолетнюю Г. Т., признание ребёнка находящимся на иждивении у отчима будет противоречить нормам действующего семейного законодательства. Отсутствие о принудительном взыскании алиментов на несовершеннолетнюю Т. в пользу супруги Б. Д.Е. не исключает участие родного отца в содержании девочки в добровольном порядке.
Третье лицо Б. С.П. просила удовлетворить заявление, подтвердив факт нахождения своей несовершеннолетней дочери Т. на иждивении истца, чьё денежное довольствие является основным источником средств существования ребёнка. При этом указала, что алименты от бывшего супруга на ребенка не получает, в суд не обращалась с требованиями о взыскании алиментов, так как у них сложились конфликтные отношения по месту проживания ребенка.
Представитель ФКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» уведомлен о дате и времени судебного разбирательства должным образом, однако в суд не явился, письменного отзыва не прислал.
Заслушав объяснения участников судебного разбирательства, допросив свидетелей и изучив письменные доказательства, суд находит заявление Б. Д.Е. подлежащим удовлетворению по следующим мотивам.
При рассмотрении дела судом установлено, что Б. Д.Е. является военнослужащим и проходит военную службу по контракту в войсковой части XXXXX.
Из пункта 5 статьи 2 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" (в редакции Федерального закона от 22.08.2004 № 122-ФЗ) следует, что для военнослужащих и членов их семей устанавливаются социальные гарантии и компенсации, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, федеральными конституционными законами и федеральными законами.
К членам семей военнослужащих, на которых распространяются указанные социальные гарантии и компенсации, если иное не установлено настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, относятся: супруга (супруг); несовершеннолетние дети; дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет; дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных учреждениях по очной форме обучения; лица, находящиеся на иждивении военнослужащих.
В силу абзаца второго пункта 3 статьи 16 Федерального закона "О статусе военнослужащих" члены семей офицеров, а также лица, находящиеся на их иждивении и проживающие совместно с офицерами, имеют право на медицинскую помощь в военно-медицинских учреждениях в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.
Согласно абзацу первому пункта 4 статьи 16 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, и члены семей военнослужащих-граждан во время отпуска, но не более одного раза в год, обеспечиваются санаторно-курортным лечением и организованным отдыхом в санаториях, домах отдыха, пансионатах, детских оздоровительных лагерях, на туристских базах Министерства обороны Российской Федерации (иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) с оплатой указанными военнослужащими 25 процентов, а членами их семей - 50 процентов стоимости путёвки, за исключением случаев, когда в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации определены иные условия оплаты. Указанным военнослужащим и членам их семей при направлении в санатории для продолжения госпитального лечения в соответствии с заключением военноврачебной комиссии дополнительно предоставляются бесплатные путёвки.
Абзацем вторым пункта 6 статьи 19 Федерального закона "О статусе военнослужащих" предусмотрено, что военнослужащим-гражданам на содержание лиц, находящихся на их иждивении, посещающих государственные, муниципальные и негосударственные детские дошкольные учреждения, производятся выплаты по решению министра обороны Российской Федерации (руководителя иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба).
В соответствии с пунктом 2 статьи 20 Федерального закона "О статусе военнослужащих" лица, находящиеся на иждивении военнослужащих, как члены семей военнослужащих в определённых случаях имеют право на проезд на безвозмездной основе на основаниях, установленных для военнослужащих.
Как следует из материалов дела, XX XXXXX 2011 года Б. Д.Е. вступил в брак с Г. С.П., имевшей к этому моменту несовершеннолетнюю дочь – Г. Т.Т., XX XXXXX 1999 года рождения.
В связи с тем, что после вступления в брак заявитель не удочерил несовершеннолетнего ребёнка своей супруги, последний не может быть отнесён к членам семьи Б. Д.Е. по признаку родства.
Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 № 9, в соответствии с пунктом 5 статьи 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих" на неусыновлённых детей супруга военнослужащего от другого брака, а также других родственников (не являющихся членами его семьи) социальные гарантии и компенсации, предусмотренные указанным Законом для членов семей военнослужащих, могут распространяться только при условии нахождения этих лиц на иждивении военнослужащего.
Таким образом, факт нахождения ребёнка супруги (падчерицы) на иждивении военнослужащего имеет юридическое значение, поскольку влечёт возникновение у истца и несовершеннолетней Т. прав на социальные гарантии и компенсации, предоставленные действующим законодательством военнослужащим и членам их семей.
Федеральный закон "О статусе военнослужащих" не содержит положений об условиях, при которых физическое лицо может считаться находящимся на иждивении военнослужащего,
В силу части третьей статьи 11 Гражданского процессуального кодекса РФ в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).
Легальное понятие иждивенчества закреплено в статье 31 Закона РФ от 12.02.1993 № 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" и в статье 9 Федерального закона от 17.12.2001 № 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".
Из содержания означенных правовых норм следует, что не удочерённый ребёнок супруги военнослужащего может быть признан состоящим на иждивении последнего, если несовершеннолетний находится на его полном содержании или получает от него помощь, которая является для падчерицы постоянным и основным источником средств к существованию.
Согласно показаниям свидетелей С. К.А., И. И.И., Б. С.Е.., допрошенных на основании определений Балтийского городского суда о судебных поручениях от 13.02.2013 года истец, его супруга и несовершеннолетняя Г. Т. с 2008 года совместно проживают одной семьёй; основным источником доходов их семьи является денежное довольствие Б. Д.Е., который постоянно обеспечивает дочь супруги всем необходимым.
Оценивая приведённые выше свидетельские показания, суд признаёт их достоверными и кладёт в основу своего решения, так как они по своему содержанию полностью согласуются между собой и с объяснениями заявителя и Б. С.П., соответствуют представленным письменным доказательствам, а представителем войсковой части XXXXX не опровергнуты.
Вышеуказанные обстоятельства также подтверждаются копией направления Б. Д.Е. в ВМедА им. Кирова в г. Санкт-Петербург на профессиональную переподготовку, справкой из женской консультации № XX г. Санкт- Петербурга, выданной Б. С.П., копией трудовой книжки Б. С.П., приказом с места ее работы о предоставлении отпуска по беременности и родам, и по уходу за ребенком,, договором поднайма жилого помещения в г. Санкт-Петербурге, справкой о доходах Б. С.П. за 2012 год.; выписками по заработной плате Б. Д.Е. за 2012 года, представленными ФКУ «Единый расчетный центр», свидетельством о рождении дочери А., XX.XX.XXXX года рождения.
Суд отвергает довод представителя ответчика о том, что наличие у несовершеннолетнего ребёнка дееспособных родителей исключает возможность нахождения его на иждивении отчима при наличии необходимых для этого условий.
Оценивая приведённые выше обстоятельства в их совокупности, суд приходит к бесспорному выводу о том, что в настоящее время несовершеннолетняя Г. Т. постоянно получает от Б. Д.Е.. материальную помощь, которая является для неё основным источником средств к существованию.
Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 194-199, Гражданского процессуального кодекса РФ, суд
РЕШИЛ:
Иск Б. Д.Е. удовлетворить.
Признать несовершеннолетнюю Г. Т.Т., родившуюся в городе XXXXX, Сахалинской области, XX XXXXXX 1999 года, находящейся на иждивении Б. Д.Е., XX XXXXXX 1973 года рождения.
Решение может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Калининградский областной суд через Балтийский городской суд в течение месяца с момента вынесения решения в окончательной форме.
Мотивированное решение изготовлено 21.05.2013
Судья Балтийского городского суда Л.Л. Чолий
Калининградской области

2. Увольнение и исключение из списков личного состава.

Нередки случаи увольнения военнослужащих и исключения их из списков личного состава части без полного обеспечения денежным довольствием. Практика военных судов по таким вопросам однозначна – командиров частей обязывают обеспечить выплату в полном объеме.

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
9 августа 2013 г. город Балтийск
Балтийский гарнизонный военный суд в открытом судебном заседании в помещении суда в составе председательствующего - судьи Стасюка И.М., при секретаре судебного заседания Вербицкой А.А., с участием заявителя М. А.Н., его представителя Поляковой В.Ю., а также помощника военного прокурора Балтийского гарнизона Б. А.Д., рассмотрев гражданское дело по заявлению бывшего военнослужащего войсковой части XXXXX старшины запаса М. А.Н. на действия командующего войсками Западного военного округа ж командира войсковой части XXXXX, связанные с увольнением заявителя с военной службы и исключением из списков личного состава воинской части,
установил:
М., с учетом уточнения требований, просит суд признать незаконными действия командующего войсками Западного военного округа и командира войсковой части XXXXX, связанные с его увольнением с военной службы и исключением из списков личного состава части приказом командующего войсками Западного военного округа от 3 апреля 2013 года № 20 без обеспечения жилым помещением по установленным нормам.
В обоснование заявленных требований М. указал, что он не имеет жилья, как по месту службы, так и по избранному месту жительства после увольнения: со службы в городе Калининграде. Однако, при том, что согласия на увольнение без предоставления жилого помещения он не давал, он без предоставления ему полагающегося жилья приказом командующего войсками Западного военного округа уволен с военной службы и исключен из списков личного состава войсковой. Учитывая изложенные обстоятельства, М. полагает необходимым отменить оспоренный приказ должностного лица и восстановить его на военной службе обеспечив всеми видами довольствия, недополученного в связи с необоснованным увольнением.
Представитель командующего войсками Западного военного округа Р. в суд не явилась, в письменном заявлении требования М. не признала, указав в обоснование своей позиции, что действиями командующего войсками Западного военного округа права и интересы заявителя не нарушены, в связи с тем, что обязанность по распределению и предоставлению жилых помещений возложена на ФГУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения МО РФ», также командующий войсками Западного военного округа не несет материальную ответственность но выплатам денежного довольствия военнослужащим.
Представитель командира войсковой части XXXXX Е. также в письме иных возражениях просил рассмотреть дело без его участия, и, не признав требований М., указал, что по состоянию на 11 января 2013 года согласно сведениям филиала № 5 ФЕУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения МО РФ» М. был снят с учета нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, в связи с чем на момент представления М. к увольнению с военной службы командование войсковой части не располагало сведениями о восстановлении заявителя в списках нуждающихся в жилых помещениях, что свидетельствовало об отсутствии препятствий для увольнения М. с военной службы.
Рассмотрев дело по существу, исследовав доказательства и иные материалы дела, суд приходит к следующему.
В судебном заседании были исследованы копии листа беседы от 12 июля 2012 года, рапорта М. от 12 июля 2012 года, решения Балтийского гарнизонного военного суда от 21 марта 2013 года, договора коммерческого найма жилого помещения от 11 января 2013 года, уведомления и решения отдела № 5 ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации от 9 апреля 2013 года соответственно № 42/05/2528 и №2528, выписка из домовой книги или карточки прописки ф-16 от 5 августа 2013 года, справка от 5 августа 2013 года № 1501 администрации МО «Славянское сельское поселение», а также сообщение председателя ТОО «Калинине» от 8 августа 2013 года.
На основании указанных доказательств, а также пояснений заявителя в суде установлено следующее.
М. и его супруге в связи с работой в колхозе им. Калинина с 1991 года указанным колхозом было предоставлено за плату во временное владение и пользование для проживания жилое помещение - 1/2 жилого дома, расположенного по адресу: Калининградская обл., Гвардейский район, п. Калинково, д. XX, кв., XX, который являлся собственностью колхоза «Калинине», а в настоящее время является собственностью ТОО «Калинине». В 1996 году М. поступил на военную службу по контракту и проходил ее в войсковой части XXXXX, где в 2004 году был признан нуждающимся в улучшении жилищных условий. В августе 2012 года М. решением начальника отдела № 5 «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации был снят с учета в качестве нуждающегося в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма, однако после его обращения в суд на основании решения Балтийского гарнизонного военного суда от 21 марта 2013 года он решением начальника отдела № 5 ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны Российской Федерации от 9 апреля 2013 года был восстановлен в указанных списках с первоначальной даты принятия на учет, т.е., с июля 2004 года, а также с указанием избранного им места жительства после увольнения с военной службы - г. Калининград. Заявитель и его супруга, не имеющие в настоящее время трудовых отношений с вышеуказанным колхозом и ТОО «Калинине», не являющиеся членами указанного ТОО «Калинине», а также ее имеющие иного жилья, с 2000 года по настоящее время проживают по договору коммерческого найма жилого помещения, заключенному с ТОО «Калинине», в связи о чем, согласно положениям ст. 35 ЖК РФ, могут быть выселены из занимаемого жилы при расторжении договора коммерческого найма жилого помещения с собственником жилья. Указанные обстоятельства свидетельствуют о необеспеченности заявителя жильем.
Согласно п. 1. ст. 34 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом президента РФ от 16 сентября 1999 года №1237, военнослужащий, общая продолжительность военной службы которого составляет 10 лет и более, нуждающийся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без его согласия не может быть уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления ему жилого помещения по нормам жилищного законодательства.
Указанные требования действующего законодательства свидетельствуют о недопустимости увольнения с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе военнослужащих, не обеспеченных жильём.
Однако, из оспоренного заявителем приказа командующего войсками Западного военного округа от 3 апреля 2013 года №20, видно, что М., имевший на 1 мая 2012 года общую выслугу в Вооруженных Силах более 17 лет, уволен с военной службы в отставку по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, и с 20 апреля 2013 года исключен из списков личного состав войсковой части,
Таким образом, поскольку в суде установлено, что заявитель, имеющий общую продолжительность военной службы более 10 лет, не обеспечен жильем по установленным нормам как по месту службы, так и по избранному им месту жительства, вопреки требованиям действующего законодательства уволен с службы, то его требования подлежат удовлетворению.
В соответствии со ст. 98 ГПК РФ заявитель в связи с удовлетворением заявленных требований имеет право на возмещение внесенной по данному делу государственной пошлины.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 173, 194, РФ, военный суд,
решил:
заявление М. А.Н. на действия командующего войсками Западного военного округа и командира войсковой части XXXXX, связанные с увольнением заявителя с военной службы и исключением из списков личного состава воинской, удовлетворить.
Признать незаконными действия командующего войсками Западного военного округа и командира войсковой части XXXXX, связанные с увольнением М. А.Н. с военной службы приказом командующего войсками Западного военного округа от 3 апреля 2013 года № 20.
Обязать командующего войсками Западного военного округа отменить приказ от 3 апреля 2013 года № 20 в части, касающейся М. А.Н. восстановить его на военной службе, а также обеспечить его всеми положенными видами довольствия за период незаконного увольнения с военной службы и исключения из списков части.
Взыскать с Министерства обороны Российской Федерации через ФКУ «Единый расчетный центр МО РФ» в пользу М. А.Н. судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 200 (двести) рублей.
Решение может быть обжаловано в Балтийский флотский военный суд через Балтийский гарнизонный военный суд в апелляционном порядке в течении месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.
Председательствующий по делу
судья Балтийского гарнизонного военного суда И.М. Стасюк
Верно:
судья Балтийского гарнизонного военного суда И.М. Стасюк
секретарь судебного заседания А.А. Вербицкая
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
29 января 2013 г. г. Калининград
Калининградский гарнизонный военный суд в составе: председательствующего - судьи Гущина Д.И., при секретаре Горбатенко Д.П., с участием помощника военного прокурора Калининградского гарнизона майора юстиции Т. В.В., представителя заявителя Д. В.Н. – Степановой Т.Е., в открытом судебном заседании в помещении суда, рассмотрев гражданское дело по заявлению бывшего военнослужащего управления связи Черноморского флота подполковника запаса Д. В.Н. об оспаривании им действий Министра обороны Российской Федерации, руководителя ФКУ «Единый расчетный центр МО РФ, начальника управления связи Черноморского флота, связанных с порядком его исключения из списков личного состава,
Установил:
Д. обратился в суд с вышеуказанным заявлением, в котором просил признать незаконным приказ начальника связи Черноморского флота от 10 сентября 2012 года №XX об исключении его из списков личного состава с 27 октября 2012 года, а также обязать данное воинское должностное лицо названный приказ отменить, восстановить его в списках личного состава до обеспечения его причитающимся денежным довольствием за февраль 2012 года, после чего, исключить его из списков личного состава, обеспечив на новую дату исключения из списков личного состава всеми причитающимися видами денежного довольствия. Кроме того, заявитель просил обязать руководителя ФKУ «ЕРЦ МО РФ» обеспечить его причитающимся денежным довольствием за период c 1 по 29 февраля 2012 года.
Заявитель, надлежаще извещенный o времени и месте рассмотрения дела, o чем в суде подтвердила и его представитель Степанова T.Е., в судебное заседание не прибыл и o причинах своей неявки суд не уведомил.
Представитель Министра обороны РФ А. Ю.В., привлеченный к участию в деле в качестве заинтересованного лица, дело просил рассмотреть без его участия.
Представитель руководителя ФKУ «ЕРЦ МО РФ» С. Е.А. в письменных возражениях в суд, направленных электронной почтой, указала, что заявителю действительно не выплачивалось причитающееся денежное довольствие за февраль 2012 года.
Начальник управления связи ЧФ, надлежаще извещенный o времени и месте рассмотрения дела, письменных возражений в суд не представил и своего представителя в судебное заседание не направил.
При таких обстоятельствах, руководствуясь ст. 257 ГПК РФ, суд считает возможным рассмотреть указанное гражданское дело в отсутствие заявителя Д. В.Н., представителя Министра обороны РФ А. О.В., представителя руководителя ФКУ «ЕРЦ M4 РФ» С. Е.А., начальника управления связи ЧФ.
Представитель заявителя Степанова T.E. требования заявителя поддержала и указала, что Д. проходил военную службу по контракту в должности начальника отделения технического обеспечения (связи и АСУ) управления связи штаба Балтийского флота и, на основании приказа Министра обороны РФ от 26 декабря 2011 года №1668, он был освобожден от занимаемой воинской должности и по служебной необходимости без его согласия был назначен на равную воинскую должность начальника отделения технического обеспечения (связи и АСУ) управления связи штаба Черноморского флота (ВУС-5203003, штатная категория «капитан 2 ранга», 24 тарифный разряд).
Приказом Министра обороны РФ от 1 сентября 2012 года №XX Д. был уволен c военной службы в запас по истечении срока контракта o прохождении военной службы и на основании приказа начальника связи Черноморского флота от 10 сентября 2012 года №XX исключен из списков личного состава с 27 октября 2012 года.
B соответствии c выпиской из приказа командира войсковой части XXXXX (г. Калининград) от 17 января 2012 года №XX, при переводе в штаб Черноморского флота заявитель был исключен из списков личного состава войсковой части XXXXX и всех видов обеспечения c 31 января 2012 года. Однако, в выданном заявителю при увольнении c военной службы в ФКУ «ЕРЦ МО РФ» денежном аттестате серии БЕ №056601 выполнена запись o том, что при переводе на равнозначную воинскую должность на Черноморский плот он был обеспечен причитающимся денежным довольствием по 29 февраля 2012 Года, что не соответствует действительности. Поскольку при исключении из списков личного состава заявитель фактически не был обеспечен причитающимся денежным довольствием за февраль 2012 года, a своего согласия на исключение из списков личного состава без полного расчета он не давал, то, как полагает представитель заявителя, в соответствии с п.16 ст. 34 Положения о прядке прохождения военной службы заявленные Д. требования o восстановлении его на военной службе и в списках личного состава, являются обоснованными и подлежащими удовлетворению.
Заслушав объяснения представителя заявителя С. Т.Е., исследовав материалы дела и представленные доказательства, заслушав заключение военного прокурора, полагавшего необходимым требования заявителя удовлетворить частично, суд приходит к следующему.
Выпиской из приказа Министра обороны РФ от 26 декабря 2011 года № 1668 подтверждается, что Д., проходящий военную службу по контракту в должности начальника отделения технического обеспечения (связи и АСУ) управления связи штаба Балтийского флота в связи со служебной необходимостью был освобожден от занимаемой воинской должности и без его согласия назначен на равную воинскую должность начальника отделения технического обеспечения (связи и АСУ) управления связи штаба Черноморского флота (BУС-5203003, штатная категория «капитан 2 ранга», 24 тарифный разряд).
B связи c чем, приказом командира войсковой части XXXXX (г. Калининград) от 17 января 2012 года №XX, c учетом внесенных в него изменений приказом командира войсковой части XXXXX от 24 января 2012 года №XX, заявитель с 31 января 2012 года был исключён из списков личного состава и всех видов обеспечения.
Выписками из приказов Министра обороны РФ от 6 марта 2012 года №240, начальника связи Черноморского флота от 4 февраля 2012 года №32 подтверждается, что Д. полагается с 4 февраля 2012 года зачисленными в списки управления связи Черноморского флота и с 9 февраля 2012 года - принявшим дела и должность начальника отделения технического обеспечения (связи и АСУ) управления связи штаба Черноморского флота (ВУС-5203003, штатная категория «капитан 2 ранга», 24 тарифный разряд).
Как усматривается из представленной заявителем копии денежного аттестата серии БЕ №056601, справки из банка «ВТБ24», вопреки сведениям, изложенным в денежном аттестате заявителя об обеспечении его при переводе на равнозначную воинскую должность на ''Черноморский флот денежным довольствием по февраль 2012 года включительно, заявитель за период с 1 по 29 февраля 2012 года причитающимся денежным довольствием обеспечен не был.
Указанное обстоятельство подтвердила в своих письменных возражениях в суд и представитель руководителя ФКУ «ЕРЦ МО РФ» С. Е.А.
Выписка из приказа Министра обороны РФ от 1 сентября 2012 года №1981, выписка из приказа начальника связи Черноморского флота от 10 сентября 2012 года №272 свидетельствуют о том, что Д. был уволен с военной службы в запас по подпункту «б» пункта 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» (по истечении срока контракта о прохождении военной службы), и с 27 октября 2012 года исключен из списков личного состава управления связи Черноморского флота.
Однако, как полагает суд, невыплата заявителю причитающегося денежного довольствия за период с 1 по 29 февраля 2012 года не может служить основанием для отмены приказа начальника связи Черноморского флота от 10 сентября 2012 года №272 и восстановлении заявителя на военной службе и в списках личного состава. Приходя к такому выводу, суд исходит из следующего.
Представителем заявителя С. Т.Е., а также самим заявителем суду не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что при выполнении мероприятий, связанных с увольнением с военной службы заявителя, указанных в пунктах 19-24 Инструкции по организации прохождения военной службы офицерами и прапорщиками (мичманами) в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной приказом Министра обороны РФ от 30 сентября 2002 года №350, заявителем высказывались претензии к Министерству обороны РФ по поводу не обеспечения его причитающимся денежным довольствием за период с 1 по 29 февраля 2012 года.
Не добыто таких доказательств и судом в ходе рассмотрения дела.
При этом, доводы представителя заявителя о том, что Д. не высказывал таких претензий, поскольку планировал разобраться с данным вопросом после своего увольнения и исключения из списков личного состава, как раз и свидетельствуют о том, что заявитель фактически косвенно выразил свое согласие на исключение его из списков личного состава с последующим обеспечением его после исключения из списков личного состава причитающимся денежным довольствием за февраль 2012 года.
В связи с чем, руководствуясь п. 16 ст.34 Положения о порядке прохождения военной службы, суд приходит к выводу о том, что невыплата заявителю причитающегося денежного довольствия за период с 1 по 29 февраля 2011 года не может служить основанием для восстановления Д. на военной службе и в списках личного состава.
Вместе с тем, руководствуясь п. 16 ст.34 Положения о порядке прохождения военной службы, пунктом 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 года №9 (в ред. от 06.02.2007 г.), суд приходит к выводу о том, что нарушенное право заявителя на получение за период с 1 по 29 февраля 2012 года включительно причитающегося денежного довольствия будет полностью восстановлено путём возложения обязанности по его выплате на руководителя ФКУ «ЕРЦ МО РФ» с учетом применения к причитающемуся заявителю денежному довольствию сводного индекса потребительских цен (коэффициента инфляции) по Калининградской области за период задержки в его выплате.
Руководствуясь ст.ст. 194 -197, 258 ГПК РФ, военный суд,
РЕШИЛ:
Заявление Д. В.Н. признать частично обоснованным.
Обязать руководителя ФКУ «Единый расчётный центр МО РФ» произвести выплату Д. В.Н. причитающегося за период с 1 по 29 февраля 2012 года включительно денежного довольствия с учетом применения сводного индекса потребительских цен (коэффициента инфляции) по Калининградской области за период задержки в его выплате.
В удовлетворении остальных требований Д. В.Н. отказать.
На основании ч.1 ст.98 ГПК РФ, взыскать с ФКУ «Единый расчётный центр МО РФ» в пользу Д. В.Н., в счет компенсации понесённых им судебных расходов по оплате госпошлины за обращение в суд, пропорционально удовлетворённым требованиям, по 100 (сто) рублей.
Решение может быть обжаловано в Балтийский флотский военный суд через Калининградский гарнизонный военный суд в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, т.е. со 2 февраля 2013 года.
Верно:
Председательствующий по делу Д.И. Гущин
судья:
Секретарь: Д.П. Горбатенко
01.02.2013 г.
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
15 мая 2013 г. г. Балтийск
Балтийский гарнизонный военный суд в открытом судебном заседании в помещении суда в составе: председательствующего Шабалина А.М., при секретаре Вербицкой А.А., с участием представителя заявителя, а также заместителя военного прокурора Балтийского гарнизона М. К.Ю., рассмотрев гражданское дело по заявлению подполковника м/с запаса Б. Д.Е. на действия командующего войсками Западного военного округа, связанные с увольнением с военной службы,
УСТАНОВИЛ:
Б. обратился в суд с заявлением, в котором просит обязать командующего войсками Западным военным округом отменить приказ от 13 марта 2013 года №6 об увольнении его с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями, восстановить его на военной службе и в списках личного состава войсковой части до обеспечения жилым помещением, а также обеспечить его за период увольнения всеми полагающимися видами довольствия.
В обоснование своих требований Б. в своем заявлении указывает, что он проходил военную службу в войсковой части XXXXX. В июле 2012 года он подал по команде рапорт об увольнении его с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями после обеспечения его жилым помещением, поскольку по месту службы он жилым помещением не обеспечен, проживает в жилом помещении на условиях поднайма, а по прежнему месту службы жилое помещение он сдал квартирным органам Минобороны России.
В августе 2012 года он обратился в отдел № 5 по г. Калининграду ФГУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения МО РФ» с заявлением, в котором просил включить в списки на получение жилого помещения по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге, после чего в сентябре 2012 года убыл в командировку в г. Санкт-Петербурга для обучения в военно-медицинской академии.
После возвращения из командировки в январе 2013 года ему стало известно, что рассмотрение его заявления о принятии на учет начальником отдела № 5 в октябре 2012 года было приостановлено в связи с нехваткой некоторых документов. Данное уведомление было направлено в т.ч. в адрес командования, однако до него решение начальника отдела не доводилось. Устранив недостатки, он с 28 февраля 2013 года был включен в реестр военнослужащих на получение жилого помещения в г. Санкт-Петербурге, на беседе с командованием 11 марта 2013 года он вновь подтвердил сове желание быть обеспеченным жилым помещением перед увольнением с военной службы, однако оспариваемым приказом он был уволен с военной службы без жилья и с 29 марта 2013 года был исключен из списков личного состава части., что полагает незаконным.
Представитель заявителя по доверенности Степанова Т.Е. в судебном заседании поддержала требования своего доверителя.
Представитель командующего войсками ЗВО по доверенности М. Ю.А. в своем заявлении, не соглашаясь с требованиями заявителя, просила дело рассмотреть в ее отсутствие.
Рассмотрев дело по существу, заслушав объяснения представителя заявителя, исследовав и оценив имеющиеся доказательства и другие материалы дела, выслушав мнение заместителя военного прокурора, полагавшего, что заявление Б. подлежит удовлетворению, суд приходит к следующим выводам.
Как усматривается из оспариваемого приказа командующего войсками ЗВО от 13 марта 2013 года № 6, Б. был досрочно уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями и с 29 марта 2013 года был исключен из списков личного состава войсковой части XXXXX. При этом в данном приказе содержится ссылка на то, что заявитель не состоит на учете на получение жилого помещения.
Пунктом 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» предусмотрено, что государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.
Согласно положениям ст. 23 того же Федерального закона военнослужащие - граждане, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений. При желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном п. 14 статьи 15 настоящего Федерального закона.
Согласно этому пункту обеспечение жилым помещением военнослужащих-граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно=штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов. Право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз. Документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.
Правовой анализ приведенных положений законодательства свидетельствует о том, что военнослужащий, не обеспеченный жилым помещением по установленным жилищным законодательством нормам, в т.ч. по месту службы, однако признанный нуждающимся в получении жилого помещения по избранному месту жительства, с военной службы до обеспечения его жилым помещением уволен быть не может.
В судебном заседании установлено, что Б. по месту службы в г. Балтийске, находясь с 1 декабря 2011 года в распоряжении командира войсковой части XXXXX в связи с сокращением занимаемой им воинской должности в войсковой части XXXXX, жилым помещением не обеспечен.
Данное обстоятельство в судебном заседании подтвердил свидетель Г. А.Ю. - начальник отделения кадров войсковой части XXXXX.
Помимо этого по прежнему месту службы в г. Вилючинске Камчатского края заявитель занимаемое им жилое помещение сдал в КЭЧ района в августе 2008 года, что подтверждается соответствующей справкой серии АА № 090635.
Как следует из рапорта Б. от 16 июля 2012 года, он просил командование уволить его с военной службы в связи с организационно -штатными мероприятиями после предоставления ему жилого помещения для постоянного проживания.
При этом заявитель 29 августа 2012 года установленным порядком обратился в отдел № 5 в г. Калининграде ФГУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» МО РФ с заявлением о принятии его на учет нуждающихся в жилых 'помещениях, предоставляемых по договору социального найма, рассмотрение которого начальником отдела было 10 октября 2012 года в связи с тем обстоятельством, что Б. не были представлены некоторые документы, что следует из уведомления этого должностного лица от 10 октября 2012 года № 42/10/131.
Вместе с тем, с 17 сентября 2012 года по 15 января 2013 года Б. находился на обучении в военно-медицинской академии в г. Санкт-Петербурге, в связи с чем не знал о принятом по его заявлению решении начальника отдела № 5.
По возвращению из командировки заявитель представил необходимые документы и решением начальника отдела № 5 с 28 февраля 2013 года он был признан нуждающимся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге.
Как следует из листа беседы от 11 марта 2013 года, Б. в очередной раз заявил командованию войсковой части XXXXX о своем желании быть обеспеченным жилым помещением до увольнения с военной службы. Вместе с тем в этот же день он был представлен к увольнению, что следует из соответствующего представления командира войсковой части XXXXX от 11 марта 2013 года, а оспариваемым приказом 13 марта 2913 года он был уволен с военной службы.
Таким образом, учитывая, что заявитель еще в августе 2012 года обратился в жилищный орган о признании нуждающимся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма, рассмотрение этого его заявления было приостановлено, о чем был уведомлен командир войсковой части XXXXX, с 28 февраля 2013 года Б. признан нуждающимся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма по избранному месту жительства в г. Санкт-Петербурге, т.е. еще до представления его к увольнению, по месту службы жилым помещением он не обеспечивался, следует прийти к выводу, что с военной службы он был уволен не обоснованно.
При этом пояснения свидетеля Г., что при представлении Б. к увольнению командование располагало информацией, что он не содержится в списках на получение жилого помещения, суду в данном случае представляются не состоятельными, поскольку он был представлен к увольнению 11 марта 2013 года, а в судебном заседании установлено, что он с 28 февраля 2013 года включен в реестр нуждающихся в жилых помещениях, тем более, что командование знало об обращении заявителя в жилищный орган за постановкой его на учет, а сведений об отказе ему в постановке на такой учет у командования не имелось.
В соответствие с ч.2 ст.23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в случае необоснованного увольнения с военной службы военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, указанные военнослужащие восстанавливаются на военной службе в прежней (а с их согласия ~ равной или не ниже) должности и обеспечиваются всеми видами довольствия, недополученного после необоснованного увольнения. Однако принимая во внимание то обстоятельство, что Б. был уволен с военной службы, находясь в распоряжении, суд полагает необходимым восстановить его только на военной службе.
Таким образом, приведенные в решении нормы законодательства и установленные в судебном заседании обстоятельства позволяют суду прийти к выводу, что заявление Б. Д.Е. подлежит удовлетворению.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194, 196, 198, 258 ГПК РФ, военный суд,
РЕШИЛ :
Заявление подполковника м/с запаса Б. Д.Е. удовлетворить.
Обязать командующего войсками Западного военного округа отменить приказ от 13 марта 2013 года № 6 в части увольнения Б. Д.Е. с военной службы и исключения его из списков личного состава части, восстановить его на военной службе и в списках личного состава войсковой части XXXXX до обеспечения жилым помещением по установленным нормам, обеспечив его за период необоснованного увольнения всеми положенными видами довольствия и обеспечения.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в
Балтийский флотский военный суд через Балтийский гарнизонный военный
суд в течении месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.
Копия верна: Председательствующий по делу А.М. Шабалин
Секретарь судебного заседания А.А. Вербицкая

3. Страховые выплаты.

На основании ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан , призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников федеральных органов налоговой полиции» объектами обязательного государственного страхования являются жизнь и здоровье застрахованных лиц. Следовательно, военнослужащие получившие заболевания в период военной службы имеют право на страховую выплату. В случае несвоевременной выплаты военнослужащий имеет право взыскать штраф и моральный вред .

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
город Калининград 28 ноября 2012 г.
Балтийский городской суд Калининградской области в лице судьи Чолий Л.Л., при секретаре - Севостьяновой JI.P., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ч. В.В. к ОАО «Российская государственная страховая компания» о взыскании страхового возмещения, штрафа и компенсации морального вреда,
УСТАНОВИЛ:
Ч. В.В. обратился в суд с иском к ОАО «Российская государственная страховая компания» (Далее ОАО «Росгосстрах») о взыскании страховой суммы в размере 1225000 рублей, штрафа в размере 12617500 рублей, впоследствии уточнив исковые требования в части размера штрафа, увеличив его до 13058500 рублей, а также, предъявив требование о компенсации морального вреда в размере 1500000 рублей, в связи с тем, что в результате невыполнения своих обязательств ответчиком в течение трех лет, по выплате, причитающихся сумм страхового возмещения, он испытывал нравственные и физические переживания, в связи с чем, ухудшилось его состояние здоровья. В обоснование заявленных требований указал, что он проходил военную службу в войсковой части XXXXX в должности начальника учебного кабинета (тактико- специальной подготовки) учетного батальона г. Балтийск. Приказом № 013- ПМ от года был уволен с военной службы в отставку по состоянию здоровья. Приказом командира войсковой части XXXXX от 28.11.2008 года Ч. В.В. был исключен из списков личного состава части. 09.09.2009 года истцу была присвоена вторая группа инвалидности, причина заболевания «заболевание получено в период прохождения военной службы». Поскольку инвалидность второй группы была установлена истцу до истечения года после увольнения с военной службы, полагает, что данный случай является страховым, в связи с чем, через отдел военного комиссариата (военного комиссариата Калининградской области) по городам Балтийск и Светлый, 15.09.2009 года ответчику были направлены все необходимые документы для выплаты страховых сумм в соответствии с ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих», однако ему было отказано ОАО «Росгосстрах» в выплате страхового возмещения, о чем он узнал 16.07.2010 года, при этом ответчик обосновывал свой отказ тем, что в период его увольнения в 2008 году с военной службы обязательства по выплате страховых сумм несет ОАО «Военностраховая компания» на основании договора с МО РФ от 30.12.2003 года.
Истец полагает, что ему положена выплата страхового возмещения исходя из расчета 50 окладов при установлении второй группы инвалидности, должностного оклада и воинского звания по состоянию на 02.07.2012 года, что составляет 1225000 рублей.
Истец, уведомленный о дате и времени судебного заседания должным образом, в суд представил письменное заявление, в котором просит рассмотреть дело в его отсутствие. Представитель Ч. В.В., Масленников Д.Ю., действующий по доверенности уточненный иск поддержал в полном объеме и просил его удовлетворить, дал пояснения аналогичные указанным в иске, при этом дополнил, что компенсация морального вреда связана именно с тем, что истец претерпел нравственные и физические страдания неисполнением ОАО «Росгосстрах» своих обязанностей по выплате страхового возмещения в течение длительного времени, что в конечном итоге привело к ухудшению его состояния здоровья. Также полагает, что доводы представителя ответчика, указанные в письменном отзыве не основаны на законе. Истцу была установлена инвалидность второй группы до истечения года после увольнения с военной службы, что является страховым случаем, поскольку страховой случай наступил в период действия контракта ОАО «Росгосстрах» заключенного с МО РФ. Также считает безосновательным довод ответчика о пропуске истцом сроков давности, считая, что данный срок следует исчислять не с момента установления истцу инвалидности, а с момента, когда он узнал о нарушении своего права, то есть с 16.07.2010 года, когда он получил от ОАО «Росгосстрах» отказ в выплате страхового возмещения. Возражает против того, что в данном случае надлежащим ответчиком по делу будет ОАО «ВСК».
Представитель ответчика ОАО «Росгосстрах», в судебное заседание не явился, направив письменный отзыв, в соответствии с которым, иск не признан и показал, что в соответствии с действующим гражданским законодательством и ФЗ № 52 от 28.03.1993 года «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений органов уголовно-исполнительной системы» - между Министерство обороны РФ (страхователь) и ОАО «Росгосстрах» (страховщик) 30 декабря 2008 года был заключен Государственный контракт № 205/181/3/153 на оказание услуг в 2009 г. по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные cбopы. В п.1.3 названного госконтракта застрахованными лицами признались военнослужащие и граждане, застрахованные в период с 01.01.2009 по 31.12.2012 года, а так как истец был уволен до 01.01.2009 года то обязанность по выплате страхового возмещения лежит на ОАО «Военно- страховая компания», которая и является надлежащим ответчиком по делу. Кроме того, представитель ответчика указал на то, что истцом пропущен срок исковой давности, который установлен для таких случаев пунктов 2 статьи 966 ГК РФ, поскольку он подал иск только 25 сентября года наличия уважительных причин пропуска, им не представлено, при том, что о нарушении его прав ему стало известно с момента установления ему инвалидности, то есть 10.09.2009 года. Считает, что размер штрафа несоразмерен последствия нарушения обязательств, просит в удовлетворении иска отказать.
Заслушав представителя истца, изучив материалы дела, суд полагает, что исковые требования Ч. В.В. подлежат частичному удовлетворению, при этом суд исходит из следующего:
В соответствии с ч. 2 ст. 969 ГК РФ обязательное государственное страхование осуществляется непосредственно на основании законов и иных правовых актов о таком страховании указанными в этих актах государственными страховыми или иными государственными организациями (страховщиками) либо на основании договоров страхования, заключаемых в соответствии с этими актами страховщиками и страхователями.
Согласно п. 1 ст. 1 ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников федеральных органов налоговой полиции» объектами обязательного государственного страхования, являются жизнь и здоровье застрахованных лиц.
В силу ст. 4 этого же федерального закона, страховыми случаями при осуществлении обязательного государственного страхования являются: установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии), или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов.
На основании ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников федеральных органов налоговой полиции» в редакции от 08.11.2011 года лицам, получившим инвалидность 2 группы в течение 1 года после прохождения службы положена выплата страховой суммы в размере 1000000 рублей (ст.5).
Как установлено судом и следует из материалов дела, Ч. В.В. проходил военную службу в войсковой части XXXXX в должности начальника учебного кабинета (тактико-специальной подготовки) учетного батальона г. Балтийск. Приказом № 013- ПМ от 14.04.2007 года был уволен с военной службы в отставку по состоянию здоровья. Приказом командира войсковой части XXXXX от 28.11.2008 года Ч. В.В. был исключен из списков личного состава части (л.д. 12,13,33,35,36)
09.09.2009 года истцу установлена 2-я группа инвалидности с указанием срока инвалидности один год и причины заболевания - заболевание получено в период военной службы(л.д. 11).
15.09.2009 года г. истец через отдел военного комиссариата (военного комиссариата Калининградской области) по городам Балтийск и Светлый обратился в ОАО «Росгосстрах», с заявлением о выплате страхового возмещения в соответствии с ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих...», однако ОАО «Росгосстрах» отказал ему в выплате страхового возмещения, о чем уведомил его письмом от 16.07.2010 года, исх. № 18955/29, со ссылкой на то, что ответственность по страховым случаям, произошедшим до 01 января 2009 года, а также в течение года после окончания военной службы должна быть возложена на ОАО «ВСК», поскольку в соответствии с государственным контрактом от 30.12.2008 года на оказание в 2009 г. услуг по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил РФ и граждан, призванных на военные сборы, граждане, уволенные в 2008 году с военной службы, в число лиц, застрахованных в ОАО «Росгосстрах», не входят, так как, на 01 января 2009 года они не являлись ни военнослужащими, ни гражданами, призванными на военные сборы.
Из материалов дела видно, что Министерством обороны РФ с ОАО «Росгосстрах» 30.12.2008 года был заключен государственный контракт ~№ 205/181/3/153 на оказание в 2009 г. услуг по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил РФ и граждан, призванных на военные сборы.
В соответствии с п. 1.3 указанного государственного контракта, застрахованными лицами являются лица, определенные в соответствии с частью 1 статьи 18 ФЗ от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» и Указом Президента РФ от 01 января 2008 № 1 «О штатной численности Вооруженных Сил РФ».
Согласно п. 3.1 вышеуказанного государственного контракта, страховые случаи устанавливаются в соответствии со статьей 4 Закона об обязательном страховании жизни и здоровья военнослужащих.
В соответствии с пунктом 11.1 определено действие названного Контракта с 01.12.2008 года по 31.12.2009 года включительно, а в части наступления страховых случаев, предусмотренных абзацами вторым и третьим статьи 4 Закона «об обязательном страховании...» выплаты страховых сумм производятся с 01.01.2010 года по 31.12.2010 года включительно.
Между МО РФ и ОАО «Росгосстрах» также было заключено Соглашение о внесении изменений (дополнений) в Государственный контракт № 205/181/3/153 от 30.12.2008 года на оказание в 2009 году услуг по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы.
Пунктом 2.1 указанного Соглашения были предусмотрены дополнительные обязательства по выплате страховых сумм, а именно: помимо страховых случаев, предусмотренных государственным контрактом (пункт 3.1), ОАО «Росгосстрах» обязалось производить выплаты страховых сумм по страховым случаям, предусмотренным абзацами 2 и 3 статьи 4 Закона об обязательном страховании жизни и здоровья военнослужащих, в отношении граждан, до истечения одного года после увольнения их с военной службы, отчисления с военных сборов или окончания военных сборов, если гибель (смерть) или инвалидность наступила вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, военных сборов.
В соответствии со ст. 9 Закона Российской Федерации «Об организации страхового дела» страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.
Исходя из положений пункта 2 части 1 статьи 4 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ страховым случаем является установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы. Данной нормой страховой случай не связан со временем получения заболевания.
Из материалов дела следует, что инвалидность Ч. В.В. установлена в 2009 году, в связи с чем, обязанность по выплате страхового возмещения подлежит возложению на ОАО «Росгосстрах», являющееся страховщиком по Государственному контракту в период с 01.01.2009 года по 31.12.2009 года, заключенному на условиях указанного Федерального закона, поскольку страховой случай наступил в период действия вышеуказанного контракта.
Доводы представителя ответчика ОАО «Росгосстрах» о том, что истец не был застрахован ОАО «Росгосстрах» и в данном случае надлежащим ответчиком является ОАО «ВСК», судом отвергается на основании вышеизложенного.
Таким образом, суд приходит к выводу о том, что с ответчика ОАО «Росгосстрах» в пользу истца подлежит взысканию страховая сумма, установленная статьей 5 вышеуказанного закона.
При определении размера страхового возмещения, суд исходит из следующего: размер страховой суммы определен ст. 5 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 года № 309-Ф3 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации...», введенного в действие с 1 января 2012 года.
При этом согласно абз. 9 п. 2 ст. 5 вышеуказанного Закона в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 года № 309-Ф3 размер указанных страховых сумм ежегодно увеличивается (индексируется) с учетом уровня инфляции в соответствии с федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период. Решение об увеличении (индексации) указанных страховых сумм принимается Правительством Российской Федерации. Указанные страховые суммы выплачиваются в размерах, установленных на день выплаты страховой суммы.
Толкование приведенной нормы права свидетельствует о том, что для определения размера страховой суммы юридически значимым обстоятельством является не момент наступления страхового случая, как полагает истец, а момент назначения (выплаты) страховой выплаты.
Аналогичное положение содержалось в статье 5 вышеуказанного Закона в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 года № 86-ФЗ (абз. 3 п. 1 ст. 5): при исчислении размера страховой суммы учитывается оклад, установленный на день выплаты страховой суммы.
Ввиду того, что ОАО «Росгосстрах» отказало Ч. В.В. в выплате страховой суммы (письмо от 16 июля 2010 года № 18955/29 - л.д. 8), а страховая сумма Ч. В.В. до разрешения спора по существу не была назначена, то днем назначения страховой суммы является день вынесения судом решения по заявленному Ч. В.В. спора, то есть 28.11.2012 года.
В силу требований абз. 5 п. 2 ст. 5 Федерального закона от 28 марта 1998 №52- ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 года № 309-ФЭ, действовавшей на день рассмотрения дела по существу, в частности, в случае установления застрахованному лицу инвалидности до истечения одного года после увольнения с военной службы вследствие заболевания, полученного в период прохождения военной службы, страховые суммы выплачиваются инвалиду II группы при наступлении страховых случаев в размере 1000000(один миллион) рублей.
Таким образом, страховая сумма, подлежащая истцу к выплате составляет 1000000 рублей.
В силу п. 4 ст. 11 ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ...» выплата страховых сумм производится страховщиком в 15 дней со дня получения документов, необходимых для принятия решения об указанной выплате. В случае необоснованной задержки страховщиком выплаты страховых сумм страховщик из собственных средств выплачивает застрахованному лицу (выгодоприобретателю) штраф в размере 1 процента страховой суммы за каждый день просрочки.
Поскольку суд пришел к выводу о том, что ОАО "Росгосстрах" неправомерно отказало истцу в выплате страховой суммы, то полагает обоснованным его требования о взыскании штрафа.
В то же время, по мнению суда, заслуживает внимания довод представителя ответчика о том, что размер штрафа 13058500 рублей явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства.
При этом суд учитывает, что данный штраф по своей правовой природе является мерой ответственности за нарушение страховщиком обязанности по своевременной выплате страхового возмещения, и в силу ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить ее.
С учетом фактически установленных обстоятельств, суд приходит к выводу о снижении суммы штрафа до 700000 рублей.
Также суд полагает не подлежащим удовлетворению требования истца о компенсации морального вреда, поскольку в силу статьи 151 ГК РФ компенсации подлежит моральный вред, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда
Вместе с тем, нарушения, допущенные страховщиком в отношении выгодоприобретателя по договору обязательного личного страхования, в данном случае затрагивают имущественные права на получение истцом страховой сумм и не нарушают его личных неимущественных прав.
В силу пункта 2 статьи 1099 ГК РФ моральный вред причиненный действиями, нарушающими имущественные права гражданина подлежат компенсации в случаях, предусмотренных законом, однако вышеуказанный специальный закон не содержит подобных норм и в данном случае, по мнению суда, законодательство о защите прав потребителей, предусматривающего возможность компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина не распространяется на правоотношения, вытекающие из Федерального Закона № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании», направленного на защиту жизни и здоровья застрахованных лиц, не состоящих в договорных отношениях со страховщиком на возмездной основе.
Кроме того, Ч. В.В. не представил суду каких-либо допустимых и убедительных доводов, с достоверностью подтверждающих причинение ему физических и нравственных страданий виновным бездействием ОАО «Росгосстрах», а ссылки представителя Ч. В.В., на то, что данное обстоятельство подтверждается выпиской врача от 14.11.2012 года, судом отвергается, поскольку не является допустимым и достаточным доказательством нарушения неимущественных прав именно виновными действиями)бездействиями ОАО «Росгосстрах».
Относительно ходатайства ответчика о применении в данном случае срока исковой давности по вышеуказанным требованиям на основании ч 2 статьи 966 ГК РФ, суд приходит к следующим выводам:
Согласно части 2 статьи 966 ГК РФ срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет три года (статья 196).
В соответствии ч.2 статьи 929 ГК РФ предусмотрены имущественные интересы, которые могут быть застрахованы по договору имущественного страхования и в частности риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, также ответственности по договорам - риск гражданской ответственности (статьи 931 и статьи 932).
Между тем, статьей 968 ГК РФ предусмотрено обязательное государственное страхование жизни и здоровья в целях обеспечения социальных интересов граждан и интересов государства.
В силу п. 1 ст. 1 ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ объектами обязательного государственного страхования являются жизнь и здоровье застрахованных лиц.
Согласно пункту 1.1. вышеуказанного государственного контракта его предметом является страхование жизни и здоровья.
Как следует из Постановления Конституционного Суда РФ от 26.12.2002 №17-П обязательное государственное страхование жизни и здоровья военнослужащих и приравненных к ним лиц, установленное в целях защиты их социальных интересов и интересов государства (пункт 1 статьи 969 ГК Российской Федерации), является одной из форм исполнения государством обязанности возместить ущерб, который может быть причинен жизни или здоровью этих лиц при прохождении ими службы. Следовательно, в конституционно-правовом смысле страховое обеспечение, полагающееся военнослужащим и приравненным к ним лицам в соответствии с рассматриваемым Федеральным законом, - наряду с иными выплатами, которые в целях возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, могут быть установлены им на основании других законов (статья 1084 ГК Российской Федерации) входит в гарантированный государством объем возмещения вреда, призванного компенсировать последствия изменения их материального и (или) социального статуса вследствие наступления страховых случаев, включая причиненный материальный и моральный вред. Таким образом посредством обязательного государственного страхования жизни и здоровья, предполагающего выплату при наступлении страховых случаев соответствующих страховых сумм (статьи 4 и 5 рассматриваемого Федерального закона), военнослужащим и приравненным к ним лицам обеспечиваются право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, право на охрану здоровья, защита имущественных прав, а также осуществляется гарантируемое статьей 39 Конституции Российской Федерации социальное обеспечение граждан в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом.
Таким образом, суд приходит к выводу, что поскольку жизнь и здоровье Ч. В.В. были застрахованы в рамках обязательного государственного страхования и данная выплата, по своей сути, является возмещением вреда жизни и здоровью, то в данном случае не применима часть 2 статьи 966 ГК РФ, в соответствии с которой объектом страхования является не страхование жизни и здоровья, а риск ответственности по обязательствам возникающим вследствие причинение вреда жизни и здоровью(иной объект).
Вместе с тем, суд полагает, что и ссылка представителя ответчика, с учетом
срока давности три года, о том, что в данном случае срок исковой давности начинает течь с наступления страхового случая, то есть с момента, когда истцу была установлена инвалидность необоснованно, поскольку в силу статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.
Как установлено судом, истцу была установлена инвалидность 09.09.2009 года.
Вместе с тем, в силу статьи 11 ФЗ «Об обязательном государственном страховании...» установлен срок исполнения обязательства, а именно выплата страховых сумм производится в течение 15 дней с момента получения документов необходимых для принятия решения об указанной выплате, и, следовательно, о нарушении своего права истец мог узнать только в течение 15 дней с момента направления всех документов в ОАО «Росгосстрах», а как установлено судом, документы были направлены в ОАО «Росгосстрах» за исх. № 2479 от 15.09.2009 года то есть о нарушении своего права истец мог узнать не ранее 30.09.2009 года(15 дней на принятия решения), иск в тоже время подан 25.09.2009 года, что подтверждается штемпелем на конверте, то есть в течение 3-х лет, когда ему могло быть известно о нарушении его права.
При таких обстоятельствах, суд полагает доводы ответчика о применении срока исковой давности необоснованными и считает необходимым удовлетворить исковые требования истца частично.
На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 98,194-199 ГПК РФ суд
РЕШИЛ:
Иск Ч. В.В. к ОАО «Российская государственная страховая компания» о взыскании страхового возмещения, штрафа и компенсации морального вреда, удовлетворить частично.
Взыскать с ОАО «Российская государственная страховая компания» в пользу Ч. В.В. 1700200(один миллион семьсот тысяч двести) рублей, из которых 1000000(один миллион) рублей- страховое возмещение, 700000(семьсот тысяч) рублей - штраф, 200(двести) рублей- расходы по государственной пошлине.
В остальной части иска Ч. В.В. отказать.
Решение может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Калининградский областной суд через Балтийский городской суд Калининградской области в течение месяца с момента вынесения решения в окончательной форме.
Мотивированное решение изготовлено 03.12.2012 года
Судья Балтийского городского суда
Калининградской области Л.Л. Чолий
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
город Балтийск 19 ноября 2012 г.
Балтийский городской суд Калининградской области в лице судьи Дуденкова В.В. при секретаре Казаковой Н.В., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску В. Ю.В. к Открытому акционерному обществу "Российская государственная страховая компания" о взыскании страховой суммы, штрафа за необоснованную задержку выплаты страховой суммы и компенсации морального вреда,
УСТАНОВИЛ:
В. Ю.В. обратился в суд с требованиями о взыскании с ОАО "Росгосстрах" в его пользу страховой суммы в размере 950 000 рублей, штрафа за необоснованную задержку выплаты страховой суммы за период с 25.09.2009 по 20.07.2012 в размере 1 913 225 рублей и денежной компенсации морального вреда в размере 200 000 рублей. В обоснование предъявленного иска указал, что 09.06.2008 был уволен с военной службы в Вооружённых Силах РФ в запас в звании "капитан 2 ранга" по достижении предельного возраста пребывания на военной службе. Из списков личного состава войсковой части XXXXX он исключён 24.07.2008. В соответствии с заключением медико-социальной экспертизы от 22.07.2009 ему установлена III группа инвалидности в связи с полученной военной травмой. Получение им травмы в период прохождения службы в рядах Вооружённых Сил РФ и её характер подтверждаются свидетельством о болезни от 04.04.2008 № 19/БЧ, утверждённым председателем 31 военно-врачебной комиссии Балтийского флота. Так как данный случай является страховым, в августе 2009 года через военный комиссариат Калининградской области он обратился в ОАО "Росгосстрах" с целью получения страховой выплаты. Все необходимые для принятия решения документы были получены страховщиком 09.09.2009, однако до настоящего времени страховая сумма ему не выплачена. Подобные действия ответчика незаконны, так как согласно заключённому государственному контракту № 205/181/3/153 от 30.12.2008 услуги по обязательному страхованию жизни и здоровья военнослужащих в течение 2009 года предоставляло ОАО "Росгосстрах". Соглашением о внесении изменений (дополнений) в государственный контракт № 205/181/3/153 закреплена обязанность ОАО "Росгосстрах" осуществлять страховые выплаты лицам, уволенным с военной службы в 2008 году, которым, в частности, установлена инвалидность вследствие военной травмы до истечения года с момента увольнения с военной службы. В соответствии со статьями 1, 4 и 5 Федерального закона от 28.03.1998 № 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" (далее по тексту - "Федеральный закон № 52-ФЗ") он как застрахованное лицо в связи с наступлением страхового случая имеет право на получение страховой выплаты в размере 25 окладов. Так как по вине ОАО "Росгосстрах" задержка выплаты страховой суммы по состоянию на 20.07.2012 составила 1030 дней, на основании пункта 4 статьи 11 Федерального закона № 52-ФЗ с ответчика в его пользу должен быть взыскан штраф в размере 1% страховой суммы за каждый день просрочки. Кроме того, действиями ответчика ему был причинён моральный вред в связи с невозможностью покупки необходимых лекарств.
На основании определения Балтийского городского суда Калининградской области от 05.10.2012 к участию в настоящем гражданском деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика привлечено Министерство обороны Российской Федерации.
В письменном заявлении от 31.10.2012 представитель истца Масленников Д.Ю. увеличил до 10 450 000 рублей размер взыскиваемого штрафа за период с 25.09.2009 по 31.10.2012 (л.д.73).
В судебном заседании В. Ю.В. и его представитель Масленников Д.Ю. полностью поддержали исковые требования в уточнённом виде и настаивали на их удовлетворении, пояснив, что после получения 09.09.2009 комплекта необходимых документов ответчик по неизвестным причинам не выплатил истцу страховую сумму и не направил письменное извещение об основаниях отказа в выплате страховой суммы. Так как государственный контракт был заключён и страховой случаи наступил до 01.01.2012, но страховая сумма до настоящего времени не назначена и не выплачена, размер взыскиваемой страховой суммы должен быть определён не в твёрдой денежной сумме, а исходя из окладов денежного содержания, установленных офицерам с 01.01.2012. В результате длительного неправомерного бездействия ответчика В. Ю.В. испытывал нравственные страдания, так как был лишён гарантированной законом страховой суммы, предназначенной для компенсации вреда здоровью, вынужден был тратить собственные средства на покупку необходимых лекарственных средств и медикаментов, сильно переживал, пребывая в состоянии отчаяния и безысходности.
Представитель ответчика - ОАО "Росгосстрах" – М. А.Б. предъявленный иск в изменённом виде не признала полностью, сославшись на то, что государственный контракт от 30.12.2008 действовал только в отношении застрахованных военнослужащих, уволенных с военной службы в 2009 году, поэтому на В. Ю.В., уволенного с военной службы в 2008 году, его действие не распространялось. Ответственность по данному страховому случаю должно было нести ОАО "Военно-страховая компания", являвшееся страховщиком до 31.12.2008. Поскольку спор с истцом о выплате страховой суммы возник в 2009 году, а в 2012 году государственный контракт от 30.12.2008 уже не действует, размер страховой суммы в любом случае должен быть определён исходя из размеров окладов денежного содержания В. Ю.В., установленных в 2009 году на момент обращения за выплатой страховой суммы. Статья 5 Федерального закона № 52-ФЗ в редакции, действующей с 01.01.2012, к спорным правоотношениям применяться не может. Оснований для взыскания штрафа за задержку выплаты страховой суммы не имеется, так как страховая сумма истцу не назначалась и не выплачивалась ввиду наличия спора о праве на страховое возмещение, подлежащего разрешению в судебном порядке. В данном случае штраф может быть начислен только с момента неисполнения страховщиком вступившего в законную силу решения суда о взыскании страховой суммы. Сумма штрафа, предъявленная к взысканию В. Ю.В., явно несоразмерна последствиям неисполнения основного денежного обязательства. Истцом не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих причинение ему по вине ОАО "Росгосстрах" физических и нравственных страданий.
Министерство обороны Российской Федерации было надлежащим образом извещено о месте и времени рассмотрения дела, однако своего уполномоченного представителя в суд не прислало и письменный отзыв на иск не представило.
Заслушав объяснения участников процесса и изучив письменные доказательства, суд находит иск В. Ю.В. подлежащим частичному удовлетворению по следующим мотивам.
При рассмотрении дела судом установлено, что капитан 2 ранга В. Ю.В. проходил военную службу по контракту в войсковой части XXXXX в должности старшего офицера отдела эксплуатации и технического обслуживания технического управления флота.
Заключением военно-врачебной комиссии войсковой части XXXXX хирургического профиля от 04.04.2008, утверждённым заключением 34 военно-врачебной комиссии от 18.04.2008, В. Ю.В. был признан негодным к военной службе вследствие военной травмы и заболевания, полученного в период военной службы.
09 июня 2008 года командующим Балтийском флотом был издан приказ об увольнении В. Ю.В. с военной службы в отставку по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, то есть по основанию, предусмотренному подпунктом "а" пункта 1 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе".
24 июля 2008 года В. Ю.В. был исключён из списков личного состава войсковой части XXXXX на основании приказа командира войсковой части XXXXX от 27.06.2008 № 116.
22 июля 2009 года ФГУ "ГБ МСЭ по Калининградской области" установило В. Ю.В. инвалидность III группы вследствие военной травмы.
Все эти обстоятельства наряду с объяснениями истца объективно подтверждаются исследованными письменными доказательствами: свидетельством о болезни № 19/БЧ (л.д. 19, 50-51), выпиской из приказа командующего Балтийским флотом от 09.06.2008 № 0148 (л.д. 20, 53), приказом командира войсковой части XXXXX от 27.06.2008 № 116 (л.д. 21, 54), справкой об инвалидности от 22.07.2009 серии МСЭ-2007 № 4175382 (л.д. 22, 52), удостоверением серии ИС № 020414 (л.д. 23, 35).
Таким образом, инвалидность III группы вследствие военной травмы установлена В. Ю.В. до истечения одного года после увольнения его с военной службы.
В соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 969 Гражданского кодекса РФ в целях обеспечения социальных интересов граждан и интересов государства законом может быть установлено обязательное государственное страхование жизни, здоровья и имущества государственных служащих определённых категорий.
В силу абзаца второго пункта 1 статьи 969 Гражданского кодекса РФ обязательное государственное страхование осуществляется за счёт средств, выделяемых на эти цели из соответствующего бюджета министерствам и иным федеральным органам исполнительной власти (страхователям).
Согласно пункту 2 статьи 969 Гражданского кодекса РФ обязательное государственное страхование осуществляется непосредственно на основании законов и иных правовых актов о таком страховании указанными в этих актах государственными страховыми или иными государственными организациями (страховщиками) либо на основании договоров страхования, заключаемых в соответствии с этими актами страховщиками и страхователями.
Пунктом 2 статьи 927 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что в случаях, когда законом на указанных в нём лиц возлагается обязанность страховать в качестве страхователей жизнь и здоровье других лиц за свой счёт или за счёт заинтересованных лиц (обязательное страхование), страхование осуществляется путём заключения договоров в соответствии с правилами главы 48 "Страхование" Гражданского кодекса РФ.
Как следует из пункта 3 статьи 927 и абзаца второго пункта 1 статьи 935 Гражданского кодекса РФ, законом могут быть предусмотрены случаи обязательного страхования указанными в нём лицами жизни и здоровья определённых в законе граждан на случай причинения вреда их жизни и здоровью за счёт средств, предоставленных из соответствующего бюджета (обязательное государственное страхование).
Объекты, подлежащие обязательному страхованию, и минимальные размеры страховых сумм определяются законом (пункт 3 статьи 936 Гражданского кодекса РФ).
В соответствии с пунктом 1 статьи 18 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" военнослужащие подлежат обязательному государственному личному страхованию за счёт средств федерального бюджета. Основания, условия и порядок обязательного государственного личного страхования указанных военнослужащих и граждан устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Согласно пункту 1 статьи 1 Федерального закона 28.03.1998 № 52-ФЗ "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" жизнь и здоровье военнослужащих являются объектами обязательного государственного страхования.
В силу пункта 2 статьи 1 Федерального закона № 52-ФЗ жизнь и здоровье военнослужащих подлежат обязательному государственному страхованию со дня начала военной службы. При наступлении страховых случаев, предусмотренных абзацем третьим статьи 4 настоящего Федерального закона, военнослужащие считаются застрахованными в течение одного года после окончания военной службы, если инвалидность наступила вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, имевших место в период прохождения военной службы.
Пунктом 1 статьи 936 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что обязательное страхование осуществляется путём заключения договора страхования лицом, на которое возложена обязанность такого страхования (страхователем), со страховщиком.
Как установлено судом, 30 декабря 2008 года в городе Москве между Министерством обороны Российской Федерации как страхователем, с одной стороны, и ОАО "Росгосстрах" как страховщиком, с другой стороны, был заключён государственный контракт № 205/181/3/153 на оказание в 2009 году услуг по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации и граждан, призванных на военные сборы (л.д. 24-31).
Как следует из пункта 1.3 государственного контракта от 30.12.2008, застрахованными лицами являются лица, определённые в соответствии с частью 1 статьи 18 Федерального закона от 27.05.1998 № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" и Указом Президента РФ от 01.01.2008 № 1 "О штатной численности Вооружённых Сил Российской Федерации".
Согласно пункту 3.1 государственного контракта от 30.12.2008 № 205/181/3/153 страховые случаи устанавливаются в соответствии со статьёй 4 Закона об обязательном страховании жизни и здоровья военнослужащих.
В силу абзаца третьего статьи 4 Федерального закона № 52-ФЗ страховым случаем при осуществлении обязательного государственного страхования является установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы либо до истечения одного года после увольнения с военной службы вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы.
В соответствии с пунктом 11.1 государственного контракта от 30.12.2008 № 205/181/3/153 этот контракт действует с 01.01.2009 по 31.12.2009 включительно.
29 июня 2009 года между Министерством обороны Российской Федерации, с одной стороны, и ОАО "Росгосстрах", с другой стороны, было заключено Соглашение о внесении изменений (дополнений) в государственный контракт от 30.12.2008 №205/181/3/153.
Пунктом 2.1 вышеуказанного Соглашения были предусмотрены дополнительные обязательства ОАО "Росгосстрах" как страховщика по выплате страховых сумм, а именно: помимо страховых случаев, предусмотренных пунктом 3.1 государственного контракта от 30.12.2008 № 205/181/3/153, ОАО "Росгосстрах" обязалось производить в срок до 31.12.2009 выплаты страховых сумм по страховым случаям, предусмотренным абзацем третьим статьи 4 Федерального закона № 52-ФЗ, в отношении граждан до истечения одного года после увольнения их с военной службы, если инвалидность наступила вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы (то есть полученных в период с 01.01.2008 по 31.12.2008).
Системный анализ приведённых выше норм материального права и условий государственного контракта от 30.12.2008 № 205/181/3/153 и соглашения от 30.12.2008 №205/181/3/153 позволяет суду сделать вывод о том, что В. Ю.В. является застрахованным лицом в рамках государственного контракта от 30.12.2008 № 205/181/3/153 и имеет право на получение от ОАО "Росгосстрах" страховой суммы ввиду наступления 22.07.2009 страхового случая - установления инвалидности вследствие военной травмы.
Оснований для освобождения ОАО "Росгосстрах" от выплаты страховой суммы, предусмотренных пунктом 1 статьи 10 Федерального закона № 52-ФЗ, в ходе судебного разбирательства не установлено.
Согласно абзацу первому пункта 1 статьи 11 Федерального закона № 52-ФЗ и пункту 7.1 государственного контракта от 30.12.2008 № 205/181/3/153 выплата страховых сумм производится страховщиком на основании документов, подтверждающих наступление страхового случая в соответствии с Перечнем, утверждённым Постановлением Правительства РФ от 29.07.1998 № 855.
Как видно из материалов дела (л.д. 37, 38, 48-55), полный комплект документов, необходимых для выплаты страховой суммы, был отправлен В. Ю.В. в ОАО "Росгосстрах" через военный комиссариат Калининградской области 26 августа 2009 года и получен ответчиком по почте 09 сентября 2009 года.
В соответствии с пунктом 4 статьи 11 Федерального закона № 52-ФЗ выплата страховых сумм производится страховщиком в 15-дневный срок со дня получения документов, необходимых для принятия решения об указанной выплате.
Согласно статье 309 Гражданского кодекса РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов.
Статьёй 310 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается.
При рассмотрении дела судом установлено, что ОАО "Росгосстрах" как страховщик не исполнил обязанность по выплате В. Ю.В. страховой суммы по страховому случаю, наступившему 22.07.2009, в рамках государственного контракта от 30.12.2008 № 205/181/3/153.
Как следует из пункта 1 статьи 307 Гражданского кодекса РФ, кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности по уплате денег в рамках денежного обязательства.
В силу абзаца седьмого статьи 12 Гражданского кодекса РФ одним из способов защиты гражданских прав является присуждение к исполнению обязанности в натуре.
Следовательно, ОАО "Росгосстрах" как страховщик по обязательному государственному страхованию обязано исполнить в натуре денежное обязательство перед В. Ю.В. как выгодоприобретателем (застрахованным лицом) по выплате страховой суммы и уплатить истцу сумму основного долга.
Согласно пункту 4.1 государственного контракта от 30.12.2008 № 205/181/3/153 размер страховой суммы, выплачиваемой застрахованным лицам и выгодоприобретателям, определяется в соответствии со статьёй 5 Федерального закона № 52-ФЗ.
В соответствии с абзацем шестым пункта 2 статьи 5 Федерального закона № 52-ФЗ в редакции, действовавшей до 01.01.2012, в случае установления застрахованному лицу инвалидности III группы вследствие увечья или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, до истечения одного года после увольнения с военной службы страховая сумма выплачивается в размере 25 окладов месячного денежного содержания.
В силу абзаца третьего пункта 1 статьи 5 Федерального закона № 52-ФЗ в редакции, действовавшей до 01.01.2012, при исчислении страховых сумм учитываются оклады месячного денежного содержания, установленные на день выплаты страховых сумм.
Абзацем шестым пункта 2 статьи 5 Федерального закона № 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 08.11.2011 № 309-Ф3) предусмотрено, что в случае установления застрахованному лицу инвалидности III группы вследствие увечья или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, до истечения одного года после увольнения с военной службы страховая сумма выплачивается в размере 500 000 рублей.
Как следует из абзаца девятого пункта 2 статьи 5 Федерального закона № 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 08.11.2011 № 309-Ф3), страховые суммы выплачиваются в размерах, установленных на день выплаты страховой суммы.
Буквальное толкование вышеприведённых положений статьи 5 Федерального закона № 52-ФЗ в старой и новой редакции позволяет суду сделать вывод о том, что размер страховой суммы должен определяться по состоянию на день её выплаты застрахованному лицу.
В добровольном порядке ОАО "Росгосстрах" страховую сумму В. Ю.В. не назначило и на момент судебного разбирательства истцу не выплатило.
В. Ю.В. впервые обратился в суд с требованием о взыскании страховой суммы 20 июля 2012 года (л.д. 1-6).
Поскольку взыскание страховой суммы осуществляется в судебном порядке, её размер определяется судом на основании абзаца шестого пункта 2 статьи 5 Федерального закона № 52-ФЗ в редакции, действующей на день разрешения спора, то есть с учётом изменений, внесённых Федеральным законом от 08.11.2011 № 309-Ф3.
Оценивая совокупность вышеуказанных обстоятельств, суд приходит к выводу о том, что с ОАО "Росгосстрах" подлежит взысканию в пользу В. Ю.В. как инвалида III группы страховая сумма в размере 500 000 (пятисот тысяч) рублей.
Согласно пункту 7.4 государственного контракта от 30.12.2008 № 205/181/3/153 в случае задержки страховщиком выплаты страховой суммы страховщик несёт ответственность в соответствии с частью 4 статьи 11 Федерального закона № 52-ФЗ.
Пунктом 4 статьи 11 Федерального закона № 52-ФЗ предусмотрено, что в случае необоснованной задержки страховщиком выплаты страховых сумм страховщик из собственных средств выплачивает застрахованному лицу (выгодоприобретателю) штраф в размере 1 процента страховой суммы за каждый день просрочки.
В силу пункта 2 статьи 401 Гражданского кодекса РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.
Следовательно, исходя из закреплённого в части первой статьи 12 Гражданского процессуального кодекса РФ принципа состязательности сторон в гражданском судопроизводстве, а также требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса РФ, в рамках настоящего дела на ОАО "Росгосстрах" возлагается бремя доказывания своей невиновности как основания освобождения от ответственности за неисполнение денежного обязательства перед истцом по государственному контракту от 30.12.2008 № 205/181/3/153.
Между тем, ОАО "Росгосстрах" не представило суду никаких допустимых доказательств, объективно подтверждающих отсутствие его вины в неисполнении денежного обязательства перед истцом по выплате страховой суммы, а в ходе судебного разбирательства указывающих на это обстоятельств не выявлено. Факт невыплаты страховой суммы В. Ю.В. ответчиком не оспаривался.
Довод представителя ответчика о том, что ввиду наличия между сторонами спора о праве на назначение и выплату страховой суммы обязанность по выплате страховой суммы у ОАО "Росгосстрах" возникает только с момента вступления в законную силу решения суда, отвергается судом как несостоятельный, так как у страховщика в силу императивных положений Федерального закона № 52-ФЗ и условий заключённого государственного контракта от 30.12.2008 № 205/181/3/153 отсутствовали законные основания для отказа в выплате В. Ю.В. страховой суммы.
Кроме того, спор о праве истца на получение страховой суммы в связи с установлением инвалидности в рассматриваемой правовой ситуации отсутствует, так как наступление страхового случая в 2009 году ответчиком не оспаривается, а имеет место лишь спор о надлежащем страховщике, обязанном производить выплату страховой суммы.
Учитывая, что невыплата В. Ю.В. причитающейся страховой суммы заведомо не имела под собой каких-либо предусмотренных государственным контрактом или законом оснований’, суд считает, что со стороны ОАО "Росгосстрах" имело место виновное неисполнение своего денежного обязательства по выплате истцу страховой суммы в рамках заключённого с Минобороны России государственного контракта от 30.12.2008 № 205/181/3/153.
Исходя из этого, имеются достаточные основания для применения к ОАО "Росгосстрах" такой меры ответственности, как штраф, предусмотренный пунктом 4 статьи 11 Федерального закона № 52-ФЗ.
В соответствии с пунктом 1 статьи 330 Гражданского кодекса РФ неустойкой (штрафом, пеней) признаётся определённая законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.
Как установлено судом на основании представленных доказательств, полный комплект документов, необходимых для выплаты страховой суммы, поступил в ОАО "Росгосстрах" 09.09.2009, поэтому ответчик должен был выплатить В. Ю.В. страховую сумму не позднее 24.09.2009.
С учётом указанных обстоятельств расчёт штрафа, подлежащего взысканию за необоснованную задержку выплаты страховой суммы за период с 25.09.2009 по 31.10.2012 имеет следующий вид: 500 000 руб. х 1% х 1133 дня = 5 665 000 рублей.
Таким образом, В. Ю.В. имеет право на получение от ответчика штрафа в размере 5 665 000 рублей.
Согласно части первой статьи 333 Гражданского кодекса РФ в случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.
Принимая во внимание размер причитающейся В. Ю.В. страховой суммы, период просрочки, последствия неисполнения ответчиком денежного обязательства и конкретные обстоятельства дела, в том числе поведение истца, суд полагает, что штраф в сумме 5 665 000 рублей явно несоразмерен последствиям задержки выплаты страховой суммы.
Оценивая совокупность вышеизложенных обстоятельств, суд приходит к выводу о том, что размер штрафа, подлежащего взысканию с ОАО "Росгосстрах" в пользу истца, следует уменьшить до размера основного долга, то есть до 500 000 рублей.
Исходя из этого, иск В. Ю.В. подлежит частичному удовлетворению с взысканием в его пользу с ОАО "Росгосстрах" страховой суммы в размере 500 000 рублей и штрафа за необоснованную задержку выплаты страховой суммы за период с 25.09.2009 по 31.10.2012 включительно в размере 500 000 рублей.
Что касается требования В. Ю.В. о компенсации морального вреда, то оно не подлежит удовлетворению.
Основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются гражданским законодательством, а именно: статьями 151, 1099-1101 Гражданского кодекса РФ.
Согласно части первой статьи 151 Гражданского кодекса РФ компенсации подлежит моральный вред (физические или нравственные страдания), причинённый гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.
В силу пункта 2 статьи 1099 Гражданского кодекса РФ моральный вред, причинённый действиями, нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.
Вместе с тем нарушения, допущенные страховщиком в отношении выгодоприобретателя по договору обязательного личного страхования, непосредственно затрагивают имущественные права гражданина- выгодоприобретателя на получение страховой суммы, а специального закона, допускающего в подобном случае возможность компенсации морального вреда страховщиком, не имеется.
Гражданское законодательство не предусматривает возможность компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина выгодоприобретателя в результате неправомерных действий (бездействия) организации-страховщика.
Законодательство о защите прав потребителей, в том числе статья 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 "О защите прав потребителей", не распространяется на правоотношения, вытекающие из Федерального закона № 52-ФЗ, направленного на защиту жизни и здоровья застрахованных лиц, не состоящих в договорных отношениях со страховщиками на возмездной основе.
Кроме того, В. Ю.В. не представил суду каких-либо допустимых и убедительных доказательств, с достоверностью подтверждающих причинение ему физических или нравственных страданий виновным бездействием ОАО "Росгосстрах", нарушающим его личные неимущественные права или посягающими на принадлежащие ему нематериальные блага.
Таким образом, оснований для взыскания с ОАО "Росгосстрах" в пользу В. Ю.В. денежной компенсации морального вреда не имеется. В соответствии с частью первой статьи 103 Гражданского процессуального кодекса РФ, подпунктом 2 пункта 2 статьи 333.17, подпунктами 1 и 3 пункта 1 статьи 333.19, подпунктом 8 пункта 1 статьи 333.20 Налогового кодекса РФ с ОАО "Росгосстрах" подлежит взысканию в доход местного бюджета государственная пошлина пропорционально удовлетворённой части исковых требований, а именно: в сумме 5 263 рублей 16 копеек исходя из следующего расчёта: (1 000 000 руб. х 60 000 руб.): 11 400 000 руб.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 103, 194-199 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд
РЕШИЛ:
Иск В. Ю.В. удовлетворить частично.
Взыскать с Открытого акционерного общества "Российская государственная страховая компания" в пользу В. Ю.В. 1 000 000 (один миллион) рублей, из которых 500 000 рублей - страховая сумма по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих, 500 000 рублей - штраф за необоснованную задержку выплаты страховой суммы за период с 25.09.2009 по 31.10.2012 включительно.
В удовлетворении остальной части исковых требований В. Ю.В. отказать.
Взыскать с Открытого акционерного общества "Российская государственная страховая компания" в доход местного бюджета МО "Балтийский муниципальный район" государственную пошлину в размере 5 263 (пяти тысяч двухсот шестидесяти трёх) рублей 16 копеек.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Калининградского областного суда через Балтийский городской суд Калининградской области в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.
Мотивированное решение изготовлено 26 ноября 2012 года на девяти страницах при помощи персонального компьютера.
Судья: подпись
Копия верна:
Судья Балтийского городского суда
Калининградской области Дуденков В.В.

4. Моральный вред.

В случае получения военнослужащим заболевания в период прохождения военной службы он имеет право на взыскание морального вреда.

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
22 апреля 2013 года город Балтийск
Балтийский гарнизонный военный суд в открытом судебном заседании в помещении суда, в составе председательствующего Шабалина А.М., при секретаре Порядиной А.В., с участием сторон, рассмотрев гражданское дело по иску матроса контрактной службы Х. Э.С. к поликлинике филиала №1 «ФГУ «1409 ВМКГ БФ», ФГУ «1409 ВМКГ БФ», войсковым частям XXXXX, YYYYY, ZZZZZ о взыскании денежной компенсации морального вреда,
УСТАНОВИЛ:
Х. обратился в суд с исковым заявлением, уточнив которое в судебном заседании, просит суд взыскать в его пользу с Министерства финансов Российской Федерации 1 000 000 рублей в качестве денежной компенсации морального вреда, причиненного войсковыми частями XXXXX, ZZZZZ, YYYYY, поликлиникой филиала №1 «ФГУ «1409 ВМКГ БФ», ФГУ «1409 ВМКГ БФ», в связи с заболеванием истца в период прохождения им военной службы, активным туберкулезом легких.
В обоснование своих требований истец пояснил, что он был призван на военную службу, которую с 11 ноября 2008 года проходил в войсковой части ZZZZZ, а с 9 ноября 2009 года в этой же части по контракту. С 29 марта 2010 года он проходил военную службу по контракту в войсковой части XXXXX, а с 22 июня 2011 года в войсковой части HHHHH-7. При этом на военную службу он был призван здоровым, однако при прохождении диспансеризации в ноябре 2010 года у него были выявлены патологические изменения в легких, т.е. заболевание туберкулезом.
Данное заболевание он связывает с тем обстоятельством, что в период прохождения военной службы, по призыву в войсковой части ZZZZZ он проживал в спальном помещении казармы войсковой части GGGGG, дислоцированной в п. Лунино и являющейся структурным подразделением войсковой части YYYYY, где в сентябре 2009 года были выявлены случаи заболевания туберкулезом военнослужащих по призыву войсковой части GGGGG А., Г. и Д..
Как указал Х., в связи с полученным заболеванием он проходил лечение в период с 3 ноября 2010 года по 23 марта 2010 года в ФГУ «1409 ВМКГ БФ с диагнозом «диссеминированный туберкулез верхних долей обоих легких в фазе распада. МБТ (+) плюс»,
-в период с 23 марта 2010 года по 25 октября 2010 года в филиале 31 ФГУ «3 ЦВКГ им. А.А. Вишневского МО РФ», с диагнозом «активный туберкулез обоих легких. Отсутствие первого и второго сегментов обоих легких после операции от 14 сентября 2011 года одномоментной резекции первого и второго сегментов обоих легких из трансстернального доступа по поводу туберкулемы. Дыхательная (легочная) недостаточность 1 степени»,
-в период с 6 февраля 2012 года по 17 февраля 2012 года в ФГУ «1409 ВМКГ БФ с диагнозом «Последствия одномоментной резекции первого, второго сегментов обоих легких 14 сентября 2011 года по поводу туберкулеза» октября 2011 года заключением военно-врачебной комиссии было установлено, что указанное заболевание Х. было получено в период прохождения им военной службы и определена категория годности «В»- ограниченно годен к военной службе. МБТ(-) минус.»
Также, Х. считает, что заболевание у него туберкулезом было установлено флюорографическим исследованием в поликлинике филиала №1 ФГУ «1409 ВМКГ БФ» ещё 21 октября 2009 года, но врач него его не определил, что исключило для него возможность самостоятельного принятия своевременных мер к лечению заболевания. Кроме того, данные об этом заболевании были занесены в медицинскую книжку истца только 3 ноября 2010 года по результатам его следующего флюорографического исследования. Поэтому, ввиду того, что длительное время своевременных мер по профилактике, диагностированию и лечению истца от заболевания туберкулезом в период прохождения им военной службы соответствующими воинскими и медицинскими должностными лицами войсковых частей и медицинских учреждений, не предпринималось, для истца последовало более тяжелое течение его болезни и ее последствий, в связи с чем в настоящее время ему предстоит длительное и дорогостоящее лечение, он испытывает физические и моральные страдания, что в целом, обусловило причинение истцу и морального вреда, который должен быть взыскан с ответчиков в равных долях.
Представитель истца Степанова Т.Е. поддержала требования своего доверителя и указала, что вина в заболевании Х. в период прохождения им военной службы по призыву лежит на командовании войсковых частей XXXXX, ZZZZZ, YYYYY, в структурных подразделениях которых истец проходил службу, а также на медицинских учреждениях: поликлинике филиала №1 ФГУ «1409 ВМКГ БФ», ФГУ «1409 ВМКГ БФ», поскольку в войсковых частях имелись неединичные случаи заболевания военнослужащих туберкулезом, мероприятия по профилактике и предупреждению этого заболевания производились с существенными нарушениями требований руководящих документов, а должностные лица медицинских учреждений ненадлежащим образом исполнили свои обязанности по своевременному выявлению очагов данного заболевания и принятию эффективных мер к его локализации и лечению. Указанные действия должностных лиц существенно нарушили конституционные права Х. на охрану здоровья, привели к признанию его ВВК по категории «В» ограниченно годным к военной службе и существенному ограничению его возможностей в обществе.
Представители командира войсковой части YYYYY по доверенности А. Х.М., Р. Ю.Н., К. Я.С., Ф. Д.В., представитель начальника ФГУ «1409 ВМКГ БФ» и филиала №1 ФГУ «1409 ВМКГ БФ» (правопреемника поликлиники филиала №1 ФГУ «1409 ВМКГ БФ») по доверенности П. Е.А., представитель командира войсковой части XXXXX по доверенности П. А.А., с основаниями иска Х. не согласились, пояснив каждый в отдельности, что неопровержимых доказательств заболевания Х. туберкулезом в период прохождения им военной службы по призыву не установлено, истец в период военной службы регулярно и надлежащим образом обследовался, и, с момента выявления у него заболевания туберкулезом на плановом флюорографическом исследовании 3 ноября 2010 года, ему было оказано все необходимое лечение. При этом, профилактические и противоэпидемические мероприятия по данному заболеванию в войсковых частях, в которых истец проходил службу, производились надлежащим образом, в связи с чем причинно-следственной связи между заболеванием истца и заболеванием его сослуживцев А., Г. и Д. в период совместного прохождения ими военной службы по призыву, не имеется.
Представитель Министерства финансов РФ по доверенности П. Е.А. просила дело рассмотреть в ее отсутствие.
Из военного билета Х. усматривается, что он был призван 11 ноября 2008 года и проходил военную службу по призыву в войсковой части ZZZZZ. Из контракта Х. о прохождении им военной службы следует, что он заключен на три года с 10 ноября 2009 года.
Согласно сообщению №514 от 9 октября 2012 года за подписью ВрИО командира войсковой части ZZZZZ капитана 3 ранга А. П., личный состав по призыву войсковой части ZZZZZ проживал в казарме войсковой части GGGGG в период с декабря 2008 года по март 2010 года вместе с личным составом войсковой части GGGGG. После заключения контракта в ноябре 2009 года Х. проживал в п. Лунино, д. 2, кв. 17 совместно с лейтенантом Н. А.С.
Вступившим в законную силу решением Балтийского гарнизонного военного суда от 10 июля 2012 года по иску Д. А.В., был установлен факт группового заболевания туберкулезом легких военнослужащих по призыву Д., Г. и А. в период прохождения ими военной службы по призыву в войсковой части GGGGG, структурно входящей в состав войсковой части YYYYY, выявленный в сентябре 2009 года. Причиной групповой заболеваемости явилась неблагополучная эпидемическая обстановка по заболеваемости туберкулезом в войсковой части GGGGG в период сентября-октября 2009 года, тесное общение всех заболевших в результате служебной деятельности и совместное проживание в одной казарме, а также невыполнение командованием и медицинской службой войсковой части YYYYY предложений санитарно-противоэпидемического надзора БФ, что может послужить дальнейшем причиной возникновения повторных случаев туберкулеза.
Как следует из заключения от 13 марта 2013 года № 786-12 комиссии судебно-медицинских экспертов живого лица, проведенной 93 государственным центром судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» в отношении Х., изменения в легких, характерные для туберкулеза, наблюдались у него на снимках еще 21 октября 2009 года, в связи с чем ориентировочный возраст инфильтративного процесса к моменту 3 ноября 2010 года составлял не менее одного года, связи с чем заболевание Х. могло произойти как в период военной службы, так и до него. Однако, как также указывается в заключении, заболевание Х., «вероятнее всего, произошло в результате его заражения микобактерией туберкулеза из внешней среды воздушно- капельным или воздушно-пылевым путем при тесном общении всех заболевших в ходе служебной деятельности и при совместном проживании в одной казарме на фоне сниженной сопротивляемости организма».
Помимо этого, эксперты, полагая, что действия должностных лиц поликлиники филиала № 1 ФГУ «1409 ВМКГ БФ» соответствуют требованиям Методических указаний «Организация противотуберкулезных мероприятий и флюорографического обследования в МО РФ» от 2005 года и Руководству по медицинскому обеспечению ВС РФ», вместе с тем, указывают, что заболевание туберкулезом легких у Х. характеризуется, как выявленное несвоевременно, а усугубление тяжести его течения объясняется поздней диагностикой заболевания. При этом причиной несвоевременной диагностики туберкулеза у Х. признается неправильная интерпретация врачом флюорограммы от 21 октября 2009 года.
Также эксперты пришли к выводу, что должностными лицами войсковых частей XXXXX, GGGGG, YYYYY, на которых возложена ответственность за проведение в войсковых частях противоэпидемических (профилактических) мероприятий по туберкулезу, не соответствуют в полной мере требованиям руководящих документов об этом, в связи с чем все необходимые меры по предотвращению заражения и заболевания Х. туберкулезом предприняты не были.
Из свидетельства ВВК от 25 октября 2011 года № 200, следует, что Х. имеет диагноз «активный туберкулез легких». Отсутствие первого и второго сегментов обоих легких после операции от 14 сентября 2011 года одномоментной резекции первого, второго сегментов обоих легких из трансстернального доступа по поводу туберкулемы, МБТ(-)минус. Дыхательная (легочная) недостаточность 1 степени. Заболевание получено в период военной службы. Категория годности - «В»- ограниченно годен к военной службе.
Рассмотрев дело по существу, заслушав объяснения сторон, показания свидетелей, исследовав и оценив имеющиеся доказательства и другие материалы дела, суд приходит к следующим выводам.
В соответствие с ч. 1 ст. 41 Конституции РФ каждый имеет право на охрану здоровья.
Данное положение получило свое развитие в различных законодательных и нормативных актах, а применительно к условиям военной службы - в Федеральном законе «О статусе военнослужащих», ч. 1 ст. 16 которого предусмотрено, что охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти. Забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих - обязанность командиров. На них возлагается обеспечение требований безопасности при проведении учений, иных мероприятий боевой подготовки, во время эксплуатации вооружения и военной техники, при производстве работ, исполнении других обязанностей военной службы.
Помимо этого, положениями ст. ст. 75, 336 Устава внутренней службы ВС РФ предусмотрено, что командир воинской части отвечает за безопасность военной службы й медицинское обслуживание, а охрана здоровья военнослужащих достигается в т. ч. осуществлением санитарно-противоэпидемических (профилактических) и лечебно-профилактических мероприятий.
Статьей 117 того же Устава предусмотрено, что начальник медицинской службы части, который подчинен командиру этой части, обязан проводить лечебно-профилактические и возложенные на медицинскую службу санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия.
Кроме того, согласно п.п. 5, 28 Руководства по медицинскому обеспечению Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденному приказом начальника тыла Вооруженных Сил Российской Федерации от 15 января 2001 года № 1, медицинское обеспечение осуществляется медицинской службой при участии органов военного управления и командиров (начальников). За организацию и проведение лечебно-профилактических мероприятий в войсковой части отвечает начальник медицинской службы этой войсковой части, который подчиняется командиру части.
В судебном заседании установлено, что Х. в период с 11 ноября 2008 года по 9 ноября 2009 года проходил военную службу по призыву в войсковой части ZZZZZ и проживал в этот период в одной казарме с личным составом войсковой части GGGGG, в ходе служебной деятельности контактировал с заболевшими туберкулезом Д., А. и Г.
Поэтому суд, приходя к выводу о получении Х. заболевания в период прохождения им военной службы по призыву, принимает во внимание вышеуказанные обстоятельства, а также свидетельство ВВК от 25 октября 2011 года №200, которым подтверждается получение заболевания истцом именно в период военной службы, а также экспертное заключение от 13 марта 2013 года №786-12 которым именно период прохождения Х. военной службы по призыву считается наиболее вероятным временем и способом получения им этого заболевания.
В соответствии со ст. ст. 1064, 1069 ГК РФ вред, причиненный личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов также подлежит возмещению.
Правовой анализ данных норм позволяет сделать вывод, что наличие вины причинителя вреда - ответчика законом призюмируется и именно на ответчике лежит обязанность доказать ее отсутствие.
Однако исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о том, что именно в результате не соответствовавших в полной мере требованиям руководящих документов в области проведения противоэпидемических (профилактических) мероприятий по туберкулезу действий командования частей GGGGG (в настоящее время структурное подразделение войсковой части YYYYY) и YYYYY в сентябре 2009 года стала возможной вспышка заболевания туберкулезом военнослужащих по призыву в п. Лунино.
Командование же войсковой части ZZZZZ в отношении истца вообще не предпринимало каких-либо мер, что следует из пояснений Х. в судебном заседании, что о необходимости принятия таблеток в связи с заболеванием туберкулезом до него доводили мичманы войсковой части GGGGG а также с учетом пояснении представителя командира войсковой части LLLLL-к (правопреемника войсковой части ZZZZZ) по доверенности П.А.Н, пояснившего в судебном заседаний, что о заболевании туберкулезом в п. Лунино, где находились не только военнослужащие войсковой части ZZZZZ, командованию ничего не известно.
Вместе с тем, суд приходит к выводу, что действия командования войсковой XXXXX находятся в прямой причинной связи с заболеванием Х., поскольку в этой части военную службу истец стал проходить с марта 2010 года, что следует из выписки из приказа командира войсковой части ZZZZZ от 29 марта 2012 года №35 об исключении его из списков части в связи с убытием к новому месту службы в войсковую часть XXXXX, т.е. уже после выявления случаев заболевания туберкулезом среду военнослужащих по призыву в п. Лунино.
Согласно ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье являются личными неимущественными правами гражданина, которые принадлежат ему от рождения.
В случае если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда, что следует из положений ст. 151 ГК РФ.
При этом, исходя из положений ст.ст. 1099, 1101 ГК РФ, за исключением случаев, предусмотренных ст. 1100 того же кодекса, основанием компенсации морального вреда являются виновные действия или бездействие ответчика.
Оценивая вышеприведенные доказательства, следует прийти к выводу, что должностными лицами войсковых частей GGGGG, YYYYY, ZZZZZ, на которых возложена ответственность за проведение в войсковых частях противоэпидемических (профилактических) мероприятий по туберкулезу, не соответствуют в полной мере требованиям указанных выше руководящих документов об этом, в связи с чем все необходимые меры по предотвращению заражения и заболевания Х. туберкулезом предприняты не были.
Что касается определения степени виновности должностных лиц филиала №1 ФГУ «1409 ВМКГ БФ», суд принимает во внимание позицию экспертов, изложенную в экспертном заключении от 13 марта 2013 года №786-12, в котором указано, что заболевание туберкулезом легких у Х. характеризуется, как выявленное несвоевременно, а усугубление тяжести его течения объясняется поздней диагностикой заболевания, при этом причиной несвоевременной диагностики туберкулеза у Х. признается неправильная интерпретация врачом поликлиники указанного учреждения флюорограммы от 21 октября 2009 года.
Таким образом, учитывая вышеизложенное, степень вины командования, не принявшего своевременных и эффективных мер к предотвращению заболевания истца и филиала № 1 ФГУ «1409 ВМКГ БФ», в составе которого в настоящее время находится поликлиника филиала № 1 ФГУ «1409 ВМКГ БФ», врачом которой своевременно не было выявлено его заболевание, степень и характер причиненных Х. физических и нравственных страданий, связанных с тем, что он перенес операцию по одномоментной резекции первого и второго сегментов обоих легких, в связи с чем у него имеется дыхательная легочная недостаточность 1 степени, в результате полученного заболевания состоит на учете в соответствующем лечебном учреждении, испытывает, по его утверждению, постоянное недомогание, по мнению суда, лишен в настоящее время полноценной жизни в обществе и возможности устроиться на обычную работу до момента его выздоровления, предполагающего длительное лечение, в силу как законодательно установленных ограничений по возможности заниматься некоторыми видами деятельности, так и существующих в обществе предубеждений к гражданам, больным туберкулезом, суд находит требования Х. обоснованными, а его иск, с учетом принципа разумности и справедливости, подлежащим частичному удовлетворению, а именно на сумму 500 000 рублей.
Принимая решение об удовлетворении требований истца, суд полагает, что денежная компенсация причиненного ему морального вреда должна быть взыскана с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в счет компенсации истцу морального вреда, причиненного заболеванием активным туберкулезом легких в период военной службы по призыву войсковой части ZZZZZ, что прямо предусмотрено положениями ст. 1069 ГК РФ.
На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194, 196, 198 ГПК РФ военный суд,
РЕШИЛ:
Исковое заявление Х. Э.С. удовлетворить частично.
Взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Х. Э.С. 500000 (пятьсот тысяч) рублей в счет компенсации морального вреда, причиненного заболеванием истца активным туберкулезом легких в период военной службы по призыву, отказав в удовлетворении суммы, превышающей указанную.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Балтийский флотский военный суд через Балтийский гарнизонный военный суд в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.
Копия верна: Председательствующий по делу А.М. Шабалин
Секретарь судебного заседания А.В. Порядина
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
1 июня 2012 года город Балтийск
Балтийский гарнизонный военный суд в открытом судебном заседании в помещении суда в составе председательствующего - судьи Стасюка И.М., при секретарях судебного заседания Яськовой М.Н. и Шеяненко И.И., с участием истца - старшего матроса запаса С. Е.А., его представителя — Масленникова Д.Ю. и представителей войсковой части XXXXX майора юстиции Ф. Д.В., старшего лейтенанта медицинской службы К. Я.С. и капитана медицинской службы М. Т.Г., рассмотрев гражданское дело по иску бывшего военнослужащего войсковой части YYYYY С. ЕА. к Министерству финансов РФ и войсковой части YYYYY о взыскании компенсации морального вреда за повреждение здоровья в период прохождения военной службы,
установил:
С. обратился в суд с иском, которым просит взыскать с Министерства финансов РФ компенсацию морального вреда в размере 500000 рублей в связи с его заболеванием сахарным диабетом в период прохождения военной службы в войсковой части YYYYY.
В обоснование заявленных требований С. указал, что до призыва на военную службу указанного заболевания у него не было, военную службу по призыву он проходил с 25 ноября 2010 года по 17 ноября 2011 года. В период службы с июня 2011 года в течение пяти месяцев он отмечал у себя периодическую жажду, учащение мочеиспускания, снижение массы тела, слабость и потемнение в глазах, о чем сообщал фельдшеру части Д., однако тот не желал принимать каких-либо мер, потерю веса пояснял физическими нагрузками, а потемнение в глазах - тем, что у него защемлен нерв. В связи с этим фельдшер рекомендовал «ему делать специальные упражнения для шеи. Далее ему становилось хуже и он продолжал терять вес, в связи с чем так же обращался к фельдшеру, но рекомендации от того были те же. В начале июля-2011 года он обратился к командиру подразделения майору Р. с жалобой на плохое самочувствие, недомогание, на что Р. порекомендовал обратиться к фельдшеру. В период с конца июня по август 2011 года он более ни к кому не обращался, поскольку думал, что перенес болезнь на ногах, и что ему станет легче, однако лучше ему не становилось. В середине августа 2011 года во время нахождения в строю ему стало плохо - потемнело в глазах, закружилась голова и он чуть не потерял сознание. Обратившись с указанными жалобами к фельдшеру, он от того вновь получил рекомендацию делать упражнения для шеи. Не желая более обращаться к фельдшеру, он в августе 2011 года обратился к Р. с просьбой отвезти его в поликлинику, на что тот ответил, что сейчас не до этого. Состояние его здоровья ухудшалось, появились слабость по утрам и головокружение. Он не отказывался от заступления на дежурство, а также не докладывал о таком самочувствии командованию, поскольку до конца срока службы оставалось немного времени и он не желал портить отношения с командованием. 20 октября 2011 года после участия в проверке физической подготовки он почувствовал себя плохо и вновь обратился к фельдшеру, на что тот, поставив предварительный диагноз «сахарный диабет», порекомендовал сдать анализ крови. Однако, из-за отсутствия автотранспорта его лишь 26 октября 2011 года направили в медучреждение, откуда, после сдачи им анализа крови на сахар, показавшего уровень сахара в крови 15,8 ммоль/л, он был срочно госпитализирован в военно-морской госпиталь Балтийского флота. Повторный анализ крови показал уровень сахара в крови 27,5 ммоль/л, в связи с чем его на трое суток поместили в реанимационное отделение госпиталя. После завершения лечения с диагнозом «Сахарный диабет, первый тип, средней степени тяжести, компенсированный» военно-врачебная комиссия признала его ограниченно годным к военной службе, а также, что заболевание получено им в период военной службы, после чего он был уволен с военной службы.
Представитель истца Масленников поддержал требования своего доверителя и обратил внимание суда на то, что невыполнение фельдшером войсковой части YYYYY обязанностей по контролю массы тела С. и направлению того на консультацию врача при наличии обращений последнего с жалобами, повлекло позднее выявление у С. заболевания «Сахарный диабет», вследствие чего последнему назначена большая доза инсулина, чем могла быть назначена при своевременном выявлении указанного заболевания. Указанное обстоятельство свидетельствует о причинении истцу морального вреда повреждением здоровья, поскольку С. теперь будет принимать инсулин в большем объеме, чем мог бы получать при должном исполнении вышеуказанным фельдшером своих служебных обязанностей.
Представители ответчика Ф., М. и К., каждый в отдельности, не признали требований истца. При этом Ф. указал, что войсковая часть YYYYY, в которой С. в проходил военную службу, структурно входит в состав войсковой части XXXXX, а нарушений действующего законодательства, влекущие ответственность за причинение морального вреда должностные лица войсковой части YYYYY в отношении истца не допускали, все обращения С. к медработникам и командному составу части не остались без внимания и соответствующей реакции. 20 октября 2011 года фельдшером был поставлен предварительный диагноз — сахарный диабет, но в связи с отсутствием штатного автотранспорта в войсковой части С. был направлен на консультацию и госпитализирован лишь через 6 суток. Скорую помощь тогда не вызвали в силу того, что не было показаний к экстренной госпитализации. Кроме того, по мнению Ф., производство С. страховой выплаты, а также выходного пособия в связи с увольнением в запас по состоянию здоровья, является достаточной компенсацией С. за заболевание в период военной службы и основанием для отказа истцу в удовлетворении его требований.
Выслушав стороны, исследовав и оценив имеющиеся доказательства и другие материалы дела, суд приходит к следующим выводам.
Согласно ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье личности от рождения или в силу закона находятся под охраной и защитой государства.
В силу ответственности государства за охрану и защиту здоровья граждан, в том числе и военнослужащих, законодателем в ст.ст. 3, 16 и 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от -22-мая 1998 года № 76-ФЗ указано, что реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих возлагается на органы государственной власти, органы местного самоуправления, федеральные суды общей юрисдикции, правоохранительные органы в пределах их полномочий, а также является обязанностью командиров (начальников). При этом охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти. Забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих - обязанность командиров. На них возлагается обеспечение требований безопасности при проведении учений, иных мероприятий боевой подготовки, во время эксплуатации вооружения и военной техники, при производстве работ, исполнении других обязанностей военной службы. Возмещение морального вреда и убытков, причиненных военнослужащим государственными органами, производится в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При этом, исходя из положений ст. ст. 1064, 1099 и 1101 ГК РФ, кроме случаев, указанных в ст. 1100 ГК РФ, основанием компенсации морального вреда являются виновные действия или бездействие ответчика.
В соответствии с Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 9 ноября 2007 года № 1495, командир является единоначальником, в мирное и военное время отвечает за медицинское обслуживание вверенной ему воинской части.
Согласно п.п. 5 и 33 Руководства по медицинскому обеспечению Вооруженных Сил Российской Федерации на мирное время, утвержденного приказом начальника Тыла Вооруженных Сил Российской Федерации-заместителя министра обороны Российской Федерации от 15 января 2001 года № 1, медицинское обеспечение Вооруженных Сил Российской Федерации осуществляется медицинской службой Вооруженных Сил Российской Федерации при участии органов военного управления и командиров (начальников). Фельдшер отвечает за проведение лечебно-профилактических мероприятий и осуществление медицинского контроля за условиями жизнедеятельности личного состава, а также, кроме прочего, обязан оказывать медицинскую помощь личному составу и направлять больных, нуждающихся во врачебной помощи, на консультацию (осмотр) в военно-лечебное учреждение; докладывать командиру о случаях и характере заболеваний вновь выявленных больных, о необходимости в их направлении на стационарное лечение или на врачебный медицинский осмотр в поликлинику (госпиталь); вести амбулаторный прием больных; проводить активное раннее выявление заболеваний.
В соответствии с ч.ч. 1 и 3 ст. 18 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76- ФЗ «О. статусе военнослужащих» военнослужащие подлежат обязательному государственному личному страхованию за счет средств федерального бюджета. Основания, условия и порядок обязательного государственного личного страхования указанных военнослужащих и граждан устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.
На основании показаний С. в суде установлено, что истцу в соответствии с законом произведены страховая выплата и пособие в связи с увольнением с военной службы по заболеванию, полученному в период военной службы.
В то же время, согласно ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При этом, исходя из положений ст.ст. 1064, 1099 и 1101 ГК РФ, кроме случаев, указанных в ст. 1100 ГК РФ, основанием компенсации морального вреда являются лишь виновные действия или бездействие ответчика.
В ходе рассмотрения дела в суде были исследованы медицинская карта на имя С. из медучреждения по месту жительства, учетная карта призывника из личного дела призывник С., дубликат медицинской книжки на имя матроса С., свидетельство о болезни № 1217 от ноября 2011 года, история болезни № 12893 за 2012 год, выписной эпикриз указанной истории болезни, выписки из приказов командира войсковой части XXXXX от 30 декабря 2010 года № 256, от 21 января 2011 года № 10, от 17 ноября 2011 года № 234, журнал смотра суточного наряда войсковой части YYYYY за 2011 год, журнал записи больных войсковой части YYYYY за 2011 год, журнал амбулаторного приема войсковой части YYYYY за 2003-2012 годы.
Также в суде были допрошены свидетели С., Т. и К. - бывшие сослуживцы С. по службе по призыву, Р. - бывший непосредственный - командир С. в войсковой части YYYYY, Д. - временно исполнявший обязанности фельдшера войсковой части YYYYY во исполнение приказа командира войсковой части YYYYY от 8 апреля 2011 года № 125.
На основании указанных доказательств в суде установлено следующее.
В медицинских документах С. указано, что его масса тела до призыва на военную службу составляла 92 кг. С 25 ноября по 30 декабря 2010 года С. проходил военную службу по призыву в войсковой части 01907, после чего с 31 декабря 2010 года - в войсковой части YYYYY в должности дизелиста-электрика. С середины декабря по 27 декабря 2010 года он в военном госпитале проходил лечение острого респираторного заболевания. Исходя из индекса массы тела, указанного в медицинских документах истца, при призыве на военную службу С. имел вес в пределах от 98 до 114 кг. В ФГУ «1409 ВМКГ БФ» в декабре 2010 года его масса тела составляла 105 кг. В войсковой части YYYYY масса тела заявителя была зафиксирована: при первичном обследовании 30 декабря 2010 года - 95 кг., в июле 2011 года - 97 кг., в октябре 2011 года - 80,5 кг. В июне 2011 года истец обращался за стоматологической медицинской помощью, получив соответствующее лечение. В июне 20101 года проведено углубленное медицинское обследование, при проведении которого С. жалоб не предъявлял, и по результатам обследования ему был поставлен диагноз «Практически здоров». С конца июня 2011 года С. высказывал жалобы на жажду, снижение массы тела, слабость. Имело место ухудшение самочувствия истца при нахождении в строю личного состава, в связи с чем он обратился к фельдшеру. Фельдшер, указав, что у того защемлен нерв, рекомендовал С. делать упражнения для шеи. С. и после этого обращался к фельдшеру, но тот давал ему те же рекомендации. 20 октября 2011 года фельдшер поставил истцу предварительный диагноз «Сахарный диабет», рекомендовав консультацию терапевта. В лечебное учреждение С. был доставлен лишь 26 октября 2011 года в связи с отсутствием в войсковой части необходимого автотранспорта, и в указанную дату эндокринолог ЛДЦ БФ, установив уровень сахара в крови С. 15,8 ммоль/л направил последнего на стационарное лечение. В ФГУ «1409 ВМКГ БФ» С. проходил лечение с 26 октября по 16 ноября 12011 года, в связи с чем с диагнозом «Сахарный диабет, первый тип, средней степени тяжести компенсированный» военно-врачебной комиссией он был признан ограниченно годным к военной службе, и было установлено, что указанное заболевание истцом получено в период прохождения военной службы. После этого С. с 17 ноября 2011 года досрочно уволен с военной службы в запас по состоянию здоровья в связи с признанием военно-врачебной комиссией ограниченно годным к военной службе.
Свидетель Р. показал, что он заметил пассивное состояние истца в конце октября 2011 года, а в сентябре того же года тот таким не был. Со слов С. ему в конце октября 2011 года стало известно, что у того бывают головокружения, недомогания, на что он порекомендовал истцу сходить к доктору, однако тот ответил, что это все из-за усталости. Во время беседы с родителями С. в сентябре 2011 года теми было подмечено, что сын благодаря военной службе принял хорошую форму, возмужал. Обращений С. к нему с жалобами в июне и июле года он не помнит.
Свидетель Д. показал, что при прибытии С. в войсковую часть подлинника медицинской книжки у последнего не было, поэтому он изготовил дубликат медицинской книжки. Индекс массы тела у истца был повышенным, что соответствовало ожирению, однако, поскольку инструкции о постановке таких военнослужащих на диспансерное динамическое наблюдение у него не было, то он указанное действие не совершал. Никаких записей в медицинские документы при общении с С. при жалобах последнего на состояние здоровья он не делал, поскольку тот не был записан к книгу записи больных. В октябре 2011 года С. к нему не обращался, а в связи с тем, что к нему (Д.) поступила информация о том, что С. много пьет воды, он, учитывая предыдущие обращения истца пришел к выводу, что у того сахарный диабет.
Специалист К. - врач-эндокринолог филиала № 1 ФГУ 1409 «ВМКГ БФ» показала, что тип заболевания С. сахарным диабетом свидетельствует о его генетической предрасположенности последнего к этому заболеванию. На проявление заболевания именно во время службы могла повлиять стрессовая ситуация, сложные обстоятельства, и это могло произойти как раньше, так и позже. Снижение массы тела, в силу того, что С. был с ожирением, не было заметно в должной степени однако, учитывая высказанные С. жалобы на состояние здоровья фельдшер обязан был направить того на дополнительную консультацию врача. Если бы диабет у С. обнаружили бы не в октябре 2011 года, а ранее, то это бы никак не повиляло на степень тяжести заболевания, однако доза назначенного для приема инсулина была бы меньшей и С. раньше бы уволили со службы. Нормативно-правовыми актами не предусмотрено каких-либо мер, направленных на раннее выявление заболевания сахарным диабетом, кроме жалоб военнослужащего и непосредственного общения больного с окружением. Размещение С. в реанимации при поступлении в военный госпиталь в октябре 2011 года не являлось обязательным, поскольку показаний к этому не было, а в гражданском лечебном учреждении его бы в реанимацию не положили.
Специалист П. - начальник службы авиационной медицины войсковой части RRRRR-Б, показал, что исходя из должностных инструкций фельдшер был обязан регулярно производить контроль массы тела военнослужащих, и при наличии таких показателей по весу, которые зафиксированы в медицинских документах истца, обязан был направить того на обследование и консультацию врача. Указанным обследованием было бы выявлено ожирение у С., в связи с чем тот в соответствии с требованиями вышеуказанного Руководства по медицинскому обеспечению Вооруженных Сил Российской Федерации должен был быть поставлен на динамическое наблюдение. Поскольку такое- наблюдение требует регулярного и более частого контроля за весом военнослужащего, то в таком случае заметное понижение массы тела истца повлекло бы его направление на консультацию врача на более ранних стадиях заболевания сахарным диабетом, что позволило бы ранее обнаружить это заболевание.
Таким образом, на основании вышеизложенного в суде установлено, что заболевание истца сахарным диабетом не явилось виной войсковой части YYYYY, однако выполнение фельдшером указанной войсковой части своих должностных обязанностей в полном объеме привело бы к выявлению указанного заболевания на более ранней стадии, что позволило бы установить истцу меньшую дозу инсулина для регулярного введения в организм. При этом, поскольку бездействие фельдшера войсковой части YYYYY находится в прямой причинно-следственной связи c последствиями более позднего выявления указанного заболевания y истца, и повлекло назначение истцу подлежащего постоянному введению в организм инсулина в большом количестве, и риск несвоевременного введения указанной дозы препарата может повлечь большие негативные последствия, чем при несвоевременном введении меньшего количества препарата, то указанные обстоятельства неизбежно влекут нравственные страдания истца, что является основание для частичного удовлетворения иска С.
При этом, учитывая исследованные в суде копии актов состояния охраны труда на рабочих местах войсковой части YYYYY от 20 мая 2011 года, суд полагает необоснованным указание представителя истца o наличии вредных факторах на служебном месте С. в период его военной службы.
Вместе c тем, довод представителя ответчика о производстве С. страховой выплаты и выходного пособия в связи c увольнением в запас по состоянию здоровья, не влияет на вышеуказанный вывод суда, поскольку компенсация морального вреда может быть взыскана c причинителя вреда вне зависимости от производства последнему указанных выплат.
Руководствуясь ст.ст. 198 и 199 ГПК РФ, военный суд
решил:
удовлетворить частично исковое заявление С. Е.А. о взыскании c Министерства финансов РФ компенсации морального вреда в связи c заболеванием истца с диагнозом «Сахарный диабет, первый тип, средней степени тяжести, компенсированный» в период прохождения военной службы в войсковой части YYYYY.
Взыскать с Министерства финансов РФ 100000 (сто тысяч) рублей в счет возмещения морального вреда в связи c заболеванием С. Е.A. c диагнозом «Сахарный диабет, первый тип, средней степени тяжести, компенсированный» в период прохождения военной службы в войсковой части YYYYY.
B удовлетворении остальных требований С. E.A. отказать.
Решение может быть обжаловано в Балтийский флотский военный суд через Балтийский гарнизонный военный суд в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме
Председательствующий по делу
судья Балтийского гарнизонного военного суда И.М. Стасюк
Верно:
Судья Балтийского гарнизонного военного суда И.М. Стасюк

5. Незаконное увольнение.

Нередки случаи оспаривания военнослужащими незаконных действий министра обороны РФ, а также командиров частей связанные с привлечением военнослужащих к дисциплинарной ответственности и исключением из списков личного состава. Существует положительная практика военных судов.

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
11 апреля 2013 года город Балтийск
Балтийский гарнизонный военный суд в составе председательствующего - судьи Стасюка И.М., при секретаре судебного заседания Маргатской Е.В., с участием заявителя Л. В.В., его представителя Поляковой В.Ю., представителя министра обороны РФ капитана юстиции К. Ж.Г., командира войсковой части XXXXX капитана 3 ранга А. Д.Ф., его представителя старшего лейтенанта Ш. А.А., представителей командира войсковой части YYYYY старшего лейтенанта юстиции Л. В.И. и С. М.В., а также старшего помощника военного прокурора Балтийского гарнизона майора юстиции Б. С.Е., в открытом судебном заседании в помещении суда рассмотрев гражданское дело по заявлению Л. В.В. на действия министра обороны РФ, а также командиров войсковых частей XXXXX и YYYYY, связанные с привлечением заявителя к дисциплинарной ответственности, содержанием выводов в аттестационном листе в отношении него, досрочным увольнением его с военной службы, а также исключением из списков личного состава части,
установил:
Л. обратился в суд с требованиями признать незаконными действия министра обороны РФ, а также командиров войсковых частей XXXXX и YYYYY, связанные с привлечением заявителя к дисциплинарной ответственности, содержанием выводов в аттестационном листе в отношении него, досрочным увольнением его с военной службы, а также исключением из списков личного состава части.
В обоснование заявленных требований Л. указал, что он добросовестно исполнял обязанности военной службы, к дисциплинарной ответственности не привлекался, однако приказом министра обороны РФ от 20 февраля 2013 года № 143 был досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, а также исключен из списков личного состава части. Положенные в основу указанного решения приказы командира войсковой части от 12 ноября 2012 года № 182, от 25 ноября 2012 года № 189 и от 30 декабря 2012 года № 195, а также выводы, содержащиеся в аттестационном листе от 11 января года в отношении него, он полагает незаконными, поскольку указанных в них грубых дисциплинарных проступков он не совершал.
Представитель заявителя Полякова поддержала позицию своего доверителя, указав на то, что в суде полностью опровергнуты доводы должностных лиц о совершении заявителем грубых дисциплинарных проступков, в связи с которыми он был досрочно уволен с военной-службы.
Представитель министра обороны РФ К., не согласившись с требованиями заявителя, указала, что тот обоснованно уволен со службы, поскольку представленными министру обороны РФ документами подтверждается совершение Л. трех грубых дисциплинарных проступков, что является нарушением условий контракта о прохождении военной службы.
Представители командира войсковой части YYYYY Л. и С. каждый в отдельности, не признали требований заявителя. При этом Л. указал, что согласно представленным в суд доказательствам Л. своевременно был ознакомлен с протоколами о грубых дисциплинарных проступках, не обжаловал их, и в ходе проведенной с ним беседы согласился с увольнением со службы, что доказывает обоснованность его увольнения с военной службы.
Представитель командира войсковой части XXXXX Ш. в судебном заседании без участия своего доверителя не признал требований заявителя и указал, что согласно составленным в войсковой части XXXXX документам Л. совершил грубые дисциплинарные проступки, за них привлечен к дисциплинарной ответственности тремя приказами командира корабля, в связи с чем в отношении него командиром войсковой части Ш. был составлен аттестационный лист и аттестационная комиссия войсковой части пришла к выводу о целесообразности увольнении заявителя с военной службы.
Командир войсковой части XXXXX А. в следующем судебном заседании, признав требования заявителя, пояснил, что Л. необоснованно был представлен к досрочному увольнению с военной службы, поскольку им (А.) не были проверены представленные ему документы, подготовленные лейтенантом А., согласно которым заявитель трижды совершил грубые дисциплинарные проступки.
Старший помощник военного прокурора гарнизона Б. в заключении указал, что требования заявителя подлежат удовлетворению, поскольку в суде установлено, что заявитель грубых дисциплинарных проступков, которые положены в основу решения о его увольнении со службы, не совершал.
Рассмотрев дело по существу, исследовав и оценив имеющиеся доказательства и другие материалы дела, суд приходит к следующим выводам.
В суде были исследованы копии рапортов П. от 12 и 25 ноября года и от 30 декабря 2012 года, административных расследований и протоколов от 12 и 25 ноября 2012 года и от 30 декабря 2012 года о грубых дисциплинарных проступках, выписки из приказов командира войсковой части XXXXX от 12 ноября 2012 года № 182, от 25 ноября 2012 года № 189 и от 30 декабря 2012 года № 195, копии служебной карточки на имя заявителя, листа беседы и аттестационного листа от 11 января 2013 года, а также рапорта и представления командира войсковой части XXXXX от 12 января 2013 года.
В указанных документах содержатся сведения о следующем.
12 и 25 ноября и 30 декабря 2012 года командир трюмной группы войсковой части XXXXX П. по существу отсутствия Л. на службе соответственно с 9 по 12 ноября 2012 года, с 21 по 25 ноября 2012 года и с 25 по 30 декабря 2012 года, рапортами доложил командиру указанной войсковой части, что со слов Л. ему стало известно, что заявитель отсутствовал на службе в связи с нежеланием проходить военную службу. Административными расследованиями, проведенными по указанным случаям командиром электромеханической боевой части (далее - ЭМБЧ) войсковой части XXXXX Ш., подтверждены указанные случаи отсутствия Л. на военной службе, в связи с чем Ш. составлены три протокола о грубых дисциплинарных проступках, совершенных Л., и в протоколах имеются подписи последнего в ознакомлении с ними и в получении их копий. И января 2013 года Ш. составил аттестационный лист, где указал на недобросовестное исполнение заявителем обязанностей военной службы и наличие трех дисциплинарных взысканий за грубые дисциплинарные проступки, и с этим листом Л. ознакомлен 12 января 2013 года. В этот же день с Л. командир войсковой части XXXXX провел беседу, в ходе которой заявитель согласился с увольнением с военной службы. 12 января 2013 года командир войсковой части XXXXX А. подписал представление к досрочному увольнению заявителя с военной службы в связи с невыполнением военнослужащим условий контракта, поскольку тот недобросовестно исполняет обязанности военной службы и имеет три неснятых дисциплинарных взыскания за грубые дисциплинарные проступки неоднократное отсутствие на корабле в рабочее время без уважительной причины более 4 часов подряд.
При этом представитель командира войсковой части XXXXX Ш. в суде пояснил, что по указанным случаям грубых нарушений воинской дисциплины объяснений Л. нет, поскольку тот отказался давать письменные объяснения.
Согласно выписке из приказа министра обороны РФ от 20 февраля 2013 года № 143 Л. досрочно уволен с военной службы в связи с невыполнением условий контракта и исключен из списков части с 10 марта 2013 года.
Однако, заявитель пояснил, что в указанные в оспоренных приказах командира войсковой части XXXXX дни, как и в иное служебное время, он находился на службе, исполняя обязанности по занимаемой должности, что подтверждается электротехническим и суточным журналами ЭМБЧ корабля, и это также может подтвердить свидетель П.
Относительно составления и доведения до него вышеуказанных протоколов, аттестационного листа, листа беседы, а также приказов командира войсковой части XXXXX, Л. пояснил, что 9 января 2013 года по требованию лейтенанта А. он, не читая, подписал все указанные документы, представленные ему А., поскольку последний ему разъяснил, что вопрос о его (Л.) увольнении уже решен, а если он не распишется в документах, то уволят со службы командира корабля.
Свидетель П. в суде показал, что Л. добросовестно исполнял обязанности военной службы. Ежедневно, а также в указанные в вышеизложенных приказах командира войсковой части XXXXX дни находился на корабле и исполнял обязанности по службе.
Свидетель Ш. показал, что вышеуказанные, якобы им составленные, административное расследование, протоколы о грубых дисциплинарных проступках, а также аттестационный лист, он не изготавливал и не подписывал, Л. в указанные в оспоренных заявителем приказах командира войсковой части XXXXX дни исполнял обязанности по службе, а указанная в аттестационном листе на имя Л. характеристика диаметрально противоположная той, которой достоин Л., добросовестно исполнявший обязанности по службе.
Кроме того, из исследованных в суде электротехнического и суточного журналов ЭМБЧ войсковой части XXXXX видно, что в даты, указанные в оспоренных заявителем приказах командира войсковой части XXXXX, Л. вносил в журналы записи после смены вахты, а также расписывался в них при своем заступлении на дежурство по ЭМБЧ корабля и при смене с дежурства.
Таким образом, на основании показаний свидетелей П., Ш., пояснений командира войсковой части XXXXX А. и вышеуказанных журналов в суде установлено, что Л. не совершал грубых дисциплинарных проступков, послуживших основанием для его привлечения к дисциплинарной ответственности и досрочного увольнения с военной службы в связи с невыполнением условий контракта, в связи с чем его заявление подлежит удовлетворению.
В соответствии с п. 2 ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» в случае необоснованного увольнения с военной службы военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, они восстанавливаются на военной службе в прежней (а с их согласия - равной или не ниже) должности и обеспечиваются всеми видами довольствия, недополученного после необоснованного увольнения. Восстановление на военной службе необоснованно уволенных с военной службы военнослужащих осуществляется в соответствии с Положением о порядке прохождения военной службы.
В соответствии со статьей 98 ГПК РФ заявитель в связи с удовлетворением его требований имеет право на возмещение внесенной по данному делу государственной пошлины.
На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 194, 196, 198, 258 ГПК РФ, военный суд,
решил:
заявление Л. В.В. удовлетворить.
Признать незаконными выводы командира войсковой части XXXXX, содержащиеся в аттестационном листе от 11 января 2013 года в отношении Л. В.В., и обязать командира войсковой части XXXXX отменить решение аттестационной комиссии войсковой части от 11 января 2013 года в отношении Л. В.В.
Признать незаконными действия командира войсковой части XXXXX, связанные с изданием приказов от 12 ноября 2012 года № 182, от 25 ноября 2012 года № 189 и от 30 декабря 2012 года № 195 о привлечении Л. В.В. к дисциплинарной ответственности, и обязать командира войсковой части XXXXX отменить указанные приказы.
Признать незаконными действия министра обороны РФ, связанные с изданием приказа от 20 февраля 2013 года № 143 в части, касающейся Л. В.В., и обязать его отменить указанный приказ в части, касающейся Л. В.В., восстановив его в прежней (а с его согласия - равной или не ниже) воинской должности, обеспечить его всеми положенными видами довольствия и обеспечения за период необоснованного исключения из списков личного состава части.
Взыскать с Министерства обороны Российской Федерации в пользу Л. В.В. судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 200 (двести) рублей.
Решение может быть обжаловано и опротестовано в Балтийский флотский военный суд через Балтийский гарнизонный военный суд в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.
Председательствующий по делу
судья Балтийского гарнизонного военного суда И.М. Стасюк
Верно:
Судья Балтийского гарнизонного военного суда И.М. Стасюк
Секретарь судебного заседания Е.В. Маргатская